Свобода людям, независимость нациям!

Станет ли реальностью «Ближневосточное НАТО»?

США полны решимости создать антииранский военный блок

Планы Вашингтона по созданию «ближневосточного НАТО» — вновь в «топе новостей». Как сообщает Asia Times, арабские страны Персидского залива ведут с США переговоры о создании ближневосточного альянса государств для «защиты от внешней агрессии», о чем заявил глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр на пресс-конференции после саммита Совета сотрудничества стран Персидского залива в Эр-Рияде, столице Саудовской Аравии. По его словам, новое соглашение между государствами будет называться «Ближневосточным стратегическим альянсом» (MESA) и включать в себя также Египет и Иорданию. «Цель заключается в том, чтобы достичь договоренностей в области безопасности на Ближнем Востоке, которые могут защитить регион от внешней агрессии и укрепить отношения между США и странами региона», — заявил он. Главным же противником, против которого объединяются члены будущего альянса, называют Иран. Еще не созданный альянс уже успели назвать «ближневосточным НАТО».

Разговоры о появлении подобного блока идут уже не первую неделю. Первая попытка создания такого союза была сорвана в результате «катарского кризиса», когда внезапно взлетела напряженность межу Эр-Риядом и Дохой. Насколько результативным окажется нынешний «подход», можно только гадать. По мнению экспертов, весьма серьезным препятствием здесь может оказаться все то же «дело Хашукджи» — убийство саудовского диссидента, журналиста и писателя Джамаля Хашукджи в консульстве королевства в Стамбуле. Случай слишком уж вопиющий, чтобы его можно было «замолчать» или «спустить на тормозах». К тому же скандал продолжает разрастаться. Турецкая сторона готова к передаче дела об убийстве журналиста Джамаля Хашукджи на рассмотрение международных инстанций, заявил министр юстиции Турции Абдулхамит Гюль, передает Haberturk. «Мы провели подготовку как техническую, так и юридическую. Так что при наличии соответствующего решения дело будет передано в международные судебные инстанции», — цитируют министра журналисты. Это заявление прозвучало после того, как Эр-Рияд официально отказался передать Турции подозреваемых в деле об убийстве журналиста. В Турции отметили, что отказ саудовского МИД экстрадировать обвиняемых «разочаровывает».

Сказать, что все это ставит США в весьма неловкое положение — ничего не сказать. Как пишет The New York Times, старший советник и зять американского президента Джаред Кушнер уже после убийства журналиста Джамаля Хашукдживстречался с саудовским принцем Мухаммедом бин Сальманом. По словам источников в Белом доме, принц Саудовской Аравии и его советники последовательно выстраивали личные отношения с Кушнером и самим Трампом. При этом принц и советник регулярно общаются по смс и телефону, а их общение продолжается и после инцидента с Хашукджи. И теперь источники издания опасаются, что Кушнер мог оказаться под влиянием бин Сальмана и начать действовать в интересах саудовской стороны. Игнорировать все то, что говорится вокруг убийства в саудовской дипмиссии, США позволить себе не могут. Отреагировать так, как того требует ситуация, в Вашингтоне банально не решаются: это будет означать потерю ключевого союзника на Ближнем Востоке и огромный риск нестабильности в регионе, который можно назвать и «нефтяным сердцем планеты», и ее «бензоколонкой» — кому как нравится. О том, чтобы выстроить «антииранский альянс» без Саудовской Аравии, не стоит и думать.

Наконец, в США не могут не задавать вопросов, как будут строиться отношения нового альянса с уже существующим НАТО. Во всяком случае, можно вспомнить, как в 1955 году был подписан Багдадский пакт, на основе которого была создана Организация Центрального договора — СЕНТО. В ее состав вошли Пакистан, Иран, Ирак, а также входившие в НАТО Турция и Великобритания. США формально не были членами СЕНТО, но принимали участие в работе его центральных органов. Даже штаб-квартира блока находилась в «натовской» Турции. Справедливости ради, СЕНТО распался уже к концу семидесятых: в 1959 году из его состава вышел  Ирак, в 1979 году — Иран и Пакистан, затем — Великобритания, растерявшая свои владения на Ближнем Востоке. Однако опыт СЕНТО дает представления о законах «блоковой архитектуры». А это значит, что новому альянсу необходимо выстраивать отношения не только с США, но и с Турцией — на фоне все того же «дела Хашукджи» и немалого заряда антитурецких настроений в странах Залива.

Другой вопрос, что, несмотря на все эти «подводные камни». у всех участников процесса наличествует общий интерес. Новый военный блок создается на фоне растущей агрессивности Ирана. В Саудовской Аравии еще в прошлом году обвиняли Иран в открытой агрессии после того, как йеменские повстанцы-«хуситы» запускали баллистические ракеты по международному аэропорту Эр-Рияда. В Турции избегают открытой «игры на обострение» с Ираном, но интересы двух стран вошли в жесткий клинч в Сирии — режим Башара Асада держится сегодня именно на иранских штыках при воздушной поддержке РФ. Наконец, открыто демонстрирует агрессивность и сам Тегеран. Как сообщает немецкая Welt am Sonntag, по данным западных разведок, Иран в текущем году как минимум семь раз проводил испытания ракет средней дальности, что может противоречить резолюции Совбеза ООН. Некоторые из них способны достичь территории юго-восточных стран Европейского союза. Согласно информации, на которую ссылается газета, Иран также осуществил пять тестов ракет меньшей дальности. В целом государство удвоило число ракетных испытаний по сравнению с 2017 годом, указывает еженедельник. Справедливости ради, об иранских ракетных испытаниях говорится не только в «утечках». Еще 1 декабря госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что Тегеран провел испытание баллистической ракеты средней дальности вопреки резолюции 2231 Совета Безопасности ООН. Наконец, командующий ВВС и военно-космическими войсками Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Амир Али Хаджизаде, как сообщает британское агентство Reuters, открыто пригрозил соседям своей страны: Иран, по его словам, имеет ракеты, чей радиус действия достигает 2 тыс. км, при том, что «вражеские базы» находятся лишь в 800 км от исламской республики. «У нас есть возможность создавать ракеты с большим радиусом действия, — отметил он. — У нас нет ограничений с технической точки зрения или в силу какого-либо договора в отношении дальности ракет». Все это, напоминают эксперты, подталкивает страны региона к более активному противодействию ИРИ — пусть даже такие «корректировки курса» и не отражаются в официальных заявлениях.

А это уже в полной мере касается и Азербайджана, где не могут не отслеживать происходящее вокруг ИРИ самым внимательным образом. Более того, в Вашингтоне на фоне нынешнего витка напряженности вокруг ИРИ с иранской же подачи не могут не задумываться о том, какую роль в нынешних событиях может сыграть наша страна с ее уникальным потенциалом «мягкой силы» в отношении Ирана. После недавнего визита в регион Джона Болтона, который и не скрывал, что основная тема его переговоров — это Иран, такое предположение — уже не «смелый допуск».

Другой вопрос, что именно на нынешнем интригующем этапе должность посла США в Азербайджане оказалась вакантной. А армянское лобби в собственных релизах хвастается, что очередные слушания в Комитете по внешним отношениям Сената США по кандидатуре нового посла в Азербайджане Эрла Лиценбергера, запланированные на 28 ноября, были отложены. Против кандидатуры нового главы дипмиссии выступил известный  своими связями с армянским лобби сенатор Менендес.

А это уже как минимум повод озвучить вопрос, в чьих интересах в реальности действует сегодня это самое «армянское лобби». И  вспомнить рассказы одного из самых известных перебежчиков Олега Калугина о том, как эффективно КГБ взял под свой контроль структуры этого самого лобби еще в семидесятые годы, используя его провокационную активность против союзника США — Турции. И если учесть, что Армения со своими рычагами влияния на это самое лобби и диаспору сегодня открыто именуется «форпостом России», а Кремль активно сотрудничает с Тегераном, то ответ на вопрос, чьи интересы в реальности защищает господин Менендес, может оказаться весьма неожиданным.

Другой вопрос, как отреагируют на эту «армянскую дипломатическую подножку» в самих США.

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

21 Февраль 2019

20 Февраль 2019

Предыдущие новости