Свобода людям, независимость нациям!

Политолог: Турция может «приручить» сирийских повстанцев

Начало 2018 года обозначилось тем, что ситуация в Сирии сильно обострилась. Особенно запомнился факт нападения на российскую базу в Хмеймиме, а также наступление проправительственных войск на Идлиб. 

О том, что происходит в Сирии, а также не рано ли Россия решила выйти из Сирии, рассказал в интервью Оxu.az российский политолог, руководитель Центра исламских исследований и Института инновационного развития Кирилл Семенов. 

- 2018 год начался с активных событий в Сирии. А именно с атаки на российскую базу в Хмеймиме. Как вы оцениваете эту ситуацию?

- Я бы не ставил события в Хмеймиме во главу угла. Куда более важные действия разворачиваются на юго-востоке Идлиба, где удивительным образом, после двух месяцев крайне медленного и с большими потерями продвижения сил режима Асада, вдруг правительственным войскам был открыт фронт, и они фактически беспрепятственно стали продвигаться к базе Абу-Духур. Подобные обстоятельства заставили сирийскую оппозицию, в частности, Мухаммада Аллоуша - лидера «Джейш аль-Ислам» обвинить «Хайят Тахрир аш-Шам», чьи силы в первую очередь отвечали за оборону этого сектора, в сговоре с режимом и сдаче ему этого региона. 

Кроме того, продолжаются кровопролитные бои за район Хараста в Восточной Гуте, где Республиканская гвардия Асада понесла огромные потери, особенно в офицерском составе. Так, всего за несколько дней там было убито 5 генералов и полковников армии Асада. Что касается событий в Хмеймиме, то там многое указывает на провокацию, устроенную асадовскими и хомейнистскими парамилитарными формированиями. Это относится и к обстрелу 31 декабря, и к атаке беспилотниками. 

Ясно, что и первая, и вторая акция осуществлялась с подконтрольных режиму территорий, а их исполнители могли как беспрепятственно осуществить подготовку к акции, так и бесследно раствориться, скорее всего, ввиду содействия местных сил. Даже был назван конкретный исполнитель - местная шиитская организация «Имам аль-Муртада». Что касается какого-то движения свободных алавитов, то это некая попытка перевести стрелки на одну из структур, о чьей боевой деятельности, как и о взаимодействии с повстанцами, практически ничего неизвестно. Дело в том, что никто из повстанцев не взял на себя ответственность. Хотя для той же ХТШ (Нусра) подобная акция была бы весьма актуальна - на фоне обвинения ХТШ в сотрудничестве с режимом.

У проиранских и проасадовских группировок мотивы могут быть самые разные - от какого-то существующего внутреннего конфликта с россиянами и до целенаправленной провокации, с тем чтобы заставить российскую группировку активизировать собственные действия, особенно на фоне огромных потерь Республиканской гвардии в Харасте, в которых уже пытаются найти виновных. Поскольку многие из убитых офицеров действительно были выходцами из влиятельных семей баасистских функционеров и алавитов.

- Не поторопилась ли Россия выводить войска из Сирии?

- Что касается вывода российских войск, мне это известно только из неких абстрактных заявлений. Мне не ясно, что именно было выведено и что осталось. Также сам вывод каких-то сил не исключает их замену на ротационной основе на новые. Поэтому я бы воздержался обсуждать этот вопрос, так как не владею конкретными цифрами.

- Какое развитие ситуации вы видите в Сирии на 2018 год? Астана и Женева будут продолжены или война?

- Мы являемся свидетелями того, что женевский и астанинский процессы и создание зон деэскалации никак не мешают полномасштабным боевым операциям. То есть я бы не стал говорить или…или. Будут вестись боевые действия и в Идлибе, и в Восточной Гуте, возможно, откроются новые фронты, например, в Восточном Каламуна или в Растане, куда будут перенесены усилия сил режима, ввиду с неспособностью, как минимум пока, решить проблему Восточной Гуты.

Также, несмотря на сдачу режиму под турецким давлением больших территорий в Идлибе, не следует ожидать там капитуляции повстанцев. Скорее речь может идти об их «приручении» Турцией, по примеру сил, участвовавших в операции «Щит Ефрата» и их интеграции в объединённую Сирийскую национальную армию, которая, однако, может в будущем, после укрепления потенциала, быть вновь задействована в тех или иных операциях против режима.

Мы были свидетелями резкой смены политики Эрдогана и не можем это исключать в будущем, как нельзя и исключать выхода повстанцев из-под турецкой опеки. Это мы в некоторой степени можем наблюдать и сейчас, и отказ оппозиции от участия в конференции в Сочи - одно из таких проявлений. Также не исключено, что именно из-за несогласия вооружённой оппозиции сдать территории в Юго-Восточном Идлибе, пришлось обратиться «к услугам» «Джабхат ан Нусры» (ХТШ). 

Таким образом, в этом году нельзя исключать очередного ребрендинга Нусры из ХТШ в новую структуру, например, в какую-нибудь Армию Спасения, в качестве вооружённых сил «Правительства Спасения», которые в итоге будут признаны уже новой, не имеющей связи с Нусрой структурой и таким образом легализованы, после выхода из их состава радикального крыла. Хотя нельзя исключать и обратного процесса - воссоединения ХТШ с Аль-Каидой. Но это уже во многом будет зависеть от того, насколько эти внешние игроки согласятся признать очередной ребрендинг не просто новым переименованием.

Нет комментариев

Лента новостей

18 Январь 2018

17 Январь 2018

Предыдущие новости