Свобода людям, независимость нациям!

Геополитическое наполнение газовых проектов

Идея о «членстве Азербайджана в ОДКБ» была вброшена в информационное пространство как раз в то время, когда газовая конкуренция в Европе вошла в финальную стадию 

Эту формулу многие старательно заучивали еще в школе: PxV/T = const. То есть соотношение давления газа, помноженного на его объем и поделенного на температуру, остается постоянной величиной. Если газ сжать, то объем уменьшится, давление возрастет, температура, соответственно, тоже. Если объемы, наоборот, расширяются, а давление падает, то и температура газа снижается.

Насколько эта физическая формула применима к политическим играм вокруг природного газа, вопрос открытый. Как напоминают аналитики, здесь политическая «температура» может взлетать и при недостатке природного газа на рынке, и при появлении здесь новых «игроков», меняющих устоявшийся расклад, и уж тем более при попытках использовать газ в качестве средства политического давления.

Вот и вокруг российского проекта трубопровода «Северный поток — 2» нарастает нешуточное политическое напряжение.

Напомним: недавно в СМИ появились сообщения, что США приступили к подготовке пакета санкций против этого проекта «Газпрома». Сообщила об этом The Wall Street journal, ведущее деловое издание США.

Не дожидаясь, пока эти новости будут подтверждены официально, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал возможные санкции США против строительства газопровода «Северный поток-2» нарушением норм мировой торговли и предупредил, что  российские власти будут реагировать на новые американские санкции после их вступления, руководствуясь интересами государства.

Впрочем, при этом в Москве не сомневались, что американским санкциям не под силу сорвать осуществление проекта. Тем более что уже прошли переговоры Владимира Путина и Ангелы Меркель, и о перспективах «Северного потока — 2» их участники говорили весьма позитивно. Наконец, глава МИД ФРГ Хайко Маас, к вящей радости Москвы, подверг жесткой критике политику США, которые с помощью санкций пытаются помешать строительству «Северного потока — 2». «Стремление оказать влияние на европейскую энергетическую политику посредством санкций просто неприемлемо», — заявил глава МИД ФРГ Хайко Маас в Берлине, выступая на конференции руководителей дипмиссий ФРГ за рубежом. Он также отметил, что готов понять стремление США поставлять больше сжиженного газа в Европу, но подобные планы недопустимо продвигать с помощью насильственных мер. Для Москвы это было все равно что бальзам на душу.

Только вот в первопрестольной, похоже, не учли сущую мелочь. С громкими заявлениями в адрес Вашингтона выступают политики. А деньги в проекты вкладывают уже коммерсанты. Или не вкладывают, если риск выше допустимого или издержки превышают прибыль.

И вот теперь, по последним сообщениям, один из партнеров «Газпрома» по проекту «Северный поток — 2», немецкий концерн Uniper заявил о возможном выходе из соглашения в случае возникновения реальной угрозы применения в адрес компании санкций США, о чем сообщил портал finanznachrichten.de. Как признал финансовый директор компании Кристофер Дельбрюк, руководство концерна «не готово рисковать» будущим предприятия в результате применения американских санкций. Точнее, Uniper не может позволить лишить себя возможности вести платежные операции в американской валюте. «Мы не можем рисковать, как компания, тем, что фактически окажемся под американскими санкциями. В этом случае мы были бы исключены из платежного оборота и не смогли бы торговать за американские доллары. Такие вещи мы, как компания, себе позволить не можем принципиально», – приводит слова топ-менеджера издание Finanz Nachrichten.

Московские аналитики, конечно, принялись убеждать, что выход Uniper из проекта — это, дескать, не критично для судьбы трубопровода, он не единственный европейский партнер, и вообще «Газпрому» по силам самому осуществить проект, особенно если государство поможет и подкинет деньжат. Но куда важнее денег изменение настроений в немецкой «бизнес-тусовке»: еще недавно в Москве были уверены, что партнеры по проекту поддержат «Северный поток — 2» при любом раскладе, а теперь выясняется, что это не совсем так, и на фоне угрозы санкций США эти самые партнеры могут и сбежать с корабля.
В Москве, конечно, даже на этом фоне демонстрируют уверенность. «Эксперты, однако же, говорят, что даже если США введут против партнеров «Газпрома» самые жесткие санкции, строительство газопровода остановить будет практически невозможно, — отмечает «Утро». — В стройку уже вложено около €4 миллиардов. Даже если «Газпром» все покинут, он сможет попросить денег у государств». Точнее, у одного государства — России.

Здесь бы, конечно, журналистам, прежде всего российским, поинтересоваться: вы уверены, что государство должно помогать деньгами ведущему экспортеру газа, а не наоборот? Тем более сегодня, когда у страны и так с деньжатами туговато? Не слишком ли дорого обходится России этот самый «Северный поток — 2»?

Казалось бы, смешной вопрос. Трубопроводы строят для того, чтобы продавать газ и на этом зарабатывать деньги, а значит, затраты окупятся. Только вот многие эксперты сквозь зубы признают: «Северный поток — 2» — проект не столько экономический, сколько политический. И возмущенные комментарии Москвы с обвинениями в адрес США в «недобросовестной конкуренции» надо бы воспринимать «с поправкой».

Этот трубопровод задумывался с карательной целью: обойти Украину и Польшу, непокорные страны-транзитеры, лишить их дохода от транзита и еще не бояться получить «ответку», пытаясь давить на ту же Украину при помощи поставок газа. Одновременно планировалось строить и «Южный поток». Обе «трубы» должны были позволить России закрепить свой монопольный статус на европейском рынке газа. Что уже открывало перед Москвой прямо-таки неограниченные перспективы не столько даже заработка на экспорте газа, сколько политического влияния и давления.

А теперь расклад сил в «газовой интриге» на европейском континенте коренным образом меняется. На слабые возражения стран Балтии и Польши в Москве не обращали внимания, но теперь противодействие проекту «Северный поток — 2»  дошло до того уровня, который Кремлю не мог присниться даже в страшном сне. В него включаются новые, куда более влиятельные игроки. И, судя по многим косвенным признакам, эта самая «газовая интрига» в Европе входит в свою финальную стадию.

Формально «Северный поток — 2» никоим образом не затрагивает Азербайджан. Но, во-первых, наша страна уже входит в число ведущих игроков на газовом рынке Европы. Во-вторых, дипломаты, в том числе и Джон Болтон, уже упоминают «в контексте» азербайджанский газ, который может и должен стать альтернативой российскому. А в-третьих, азербайджанский газ уже по сути «похоронил» родного брата «Северного потока» — проект «Южный поток». Об этом в РФ не любят говорить вслух, но «Газпром» долгие годы весьма бойко закупал прямо у устья скважины газ в том же Туркменистане и затем экспортировал его уже как свой, неплохо зарабатывая на «ножницах» цен. Вот и «Южный поток», по мнению многих, задумывался прежде всего под азербайджанский газ с месторождения «Шахдениз-2», того самого, которое сегодня стало главной ресурсной базой «Южного газового коридора». Его «Газпром» тоже планировал закупать у устья скважины и закачивать в собственную «трубу». Но не вышло. В Баку сделали выбор в пользу своего независимого газового экспорта. И неслучайно, что сразу же после того, как в Баку объявили о старте проекта «Южный газовый коридор», европейские эксперты заявили о «конце» проекта «Южный поток». Теперь на кону судьба «Северного потока — 2», а внимание к азербайджанскому газу многократно возросло. Да так, что устроить силовой разрыв трубопроводов уже не получится. Во-первых, в апреле 2016 года попытались, но результаты не обрадовали любимый «форпост» России. Во-вторых, устраивать ремейк сценария «ихтамнет» на фоне нынешнего внимания к азербайджанским проектам слишком рискованно. А значит, остается только одно: «расшатать» ситуацию в Азербайджане изнутри и сделать так, чтобы в Баку надежно забыли о планах независимого газового экспорта.

А вот тут нелишне вспомнить еще одно обстоятельство. Накануне важных решений в сфере газового экспорта некие «внешние силы» принимались активно вбивать клин в отношения Азербайджана с западными странами. Начало нефтяного экспорта из Азербайджана в Кремле, похоже, просто «проглядели». Точнее, не могли себе представить, что «бывшей южной республике» с миллионом беженцев, оккупацией 20% территории и всеми «прелестями» советской неустроенности окажется по силам такой проект, как «Контракт века» и экспортный трубопровод «Баку-Тбилиси-Джейхан».

Газовому проекту уже пытались помешать всерьез. В те дни, когда окончательное инвестиционное решение по «Шахдениз-2» только ожидалось, достигла своего апогея кампания обвинений в адрес Азербайджана в «нарушении прав человека», причем особую активность в ней проявляли немецкие социал-демократы, чей лидер Герхард Шредер уже находился на зарплате у «Газпрома». Потом эта кампания повторялась в меньших масштабах, но с той же синхронизацией.

А теперь, когда противодействие «Северному потоку — 2» достигло небывалых масштабов, а об азербайджанском газе заговорил даже Дональд Трамп на переговорах с премьер-министром Италии, дело уже не ограничивается тем, что во время совместной пресс-конференции Президента Ильхама Алиева и канцлера Ангелы Меркель корреспондент «Немецкой волны», зачитывая с телефона вопрос о «политзаключенных», путает название страны, но при этом вместо «Азербайджан» произносит «Афганистан». Как раз в эти дни в информационное пространство нашей страны закинули идею о «вступлении Азербайджана в ОДКБ». Правда, как бы неофициально. Но зато с весьма щедрым виртуальным «гарниром» в виде посулов невиданных преференций на карабахском направлении.

Можно долго перечислять, почему эта идея не имела шансов на успех. Азербайджан уже пытались заманить в ЕАЭС, и тоже без больших успехов. Верить в то, что, пожертвовав своим суверенитетом и отдав «ключи» от собственной страны Кремлю, можно вернуть не то три, не то пять районов в Карабахе — это примерно то же самое, что лечить зависимость от марихуаны при помощи героина: достаточно вспомнить, как за время пребывания Азербайджана в составе СССР Армении «подарили» Зангезур и восточный берег озера Гейча. Государственный суверенитет и независимость — не тот вопрос, которым в Азербайджане готовы поступиться.

Самое смешное, что провал идеи заманить Азербайджан в ОДКБ был недавно по сути признан официально. Правда, косвенным образом. МИД Армении, напомним, пообещал, что применит право вето, если в Баку решат вступать в этот военный союз. Любому человеку, который осведомлен о южнокавказских реалиях, понятно: при нынешней степени зависимости Армении от России в том случае, если бы у Кремля были хоть какие-то шансы завести нашу страну в ОДКБ, в Ереване не вспомнили бы не то что о «праве вето», но даже, пардон, о возможности сказать «мяу».

Другой вопрос, что это самое непроизнесенное ереванское «мяу» знаменует собой провал российской стратегии не только на азербайджанском поле, но и в европейской «газовой интриге». Где и ставки были высоки, и начиналось все так хорошо, но теперь сквозь «газовый туман» все отчетливее вырисовываются контуры обидного провала.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

19 Декабрь 2018

18 Декабрь 2018

Предыдущие новости