Свобода людям, независимость нациям!

«Армянский сюрприз» для руководства Грузии

Какие планы вынашивает в отношении Тбилиси «команда» Никола Пашиняна?

Несколько дней назад Азербайджан отметил столетний юбилей провозглашения независимой Азербайджанской Демократической Республики — первой на всем мусульманском Востоке демократической республики с многонациональным и многопартийным парламентом, где женщины на десятки лет раньше, чем во Франции или Италии, получили равное с мужчинами право избирать и быть избранными, а все граждане независимо от национальности и вероисповедания были равны перед законом (в США, к примеру, расовую сегрегацию отменили только в шестидесятые годы ХХ века). В те же дни столетние юбилеи своих государств, появившихся на карте мира в 1918 году, отмечали другие страны Южного Кавказа. Свой юбилей красиво и торжественно отметила Грузия. А вот в Армении явно не знают, что делать с этой датой. Проигнорировать — как-то не с руки, перед соседями неудобно, и вообще трудно будет доказать, что Армения — это страна, а не отдельный гарнизон Южного военного округа России. Отметить как полагается — тоже «не в масть». Может обидеться «гранд-патрон» в лице России. Да и будоражить общественность неудобными воспоминаниями, что, как выразился однажды диссидент со стажем Паруйр Айрикян, «независимое армянское государство было проглочено не турками, а Кремлем», не хочется. Особенно теперь, когда новый премьер-министр Никол Пашинян выступал за выход Армении из ЕАЭС и ОДКБ, даже свой избирательный блок назвал «Елк», то есть «Выход», но затем, придя к власти, эти свои обещания постарался запрятать поглубже в «долгий ящик». В результате юбилей своей «первой республики» в Армении постарались задвинуть в тень Сардарапатской битвы, где, по официальной версии, армянские войска при российской поддержке нанесли поражение османской армии. И даже пригласить на торжества российских солдат со 102-й базы в Гюмри. Впрочем, хотя об этом сегодня предпочитают не вспоминать  ни в Ереване, ни в Москве, вторжение XI Красной Армии на Южный Кавказ позволило Армении удержаться на карте мира, пусть и в статусе союзной республики, а свою территорию даже расширить — за счет подаренных Москвой Зангезура и восточного берега озера Гейча, ставшего «Севаном».

Только вот есть в истории первой армянской республики и куда более опасный эпизод. Едва возникнув на карте мира, да еще там, где армянской государственности не существовало — на землях азербайджанского Эриванского ханства, независимая Армения не только начала войну с Азербайджаном за Зангезур и Карабах, но еще и объявила войну соседней Грузии, предъявив претензии на Ахалкалакский и часть Борчалинского уезда. И самое главное, теперь этот экскурс в историю получает новое, куда более актуальное и опасное прочтение.

Напомним: на торжества в честь 100-летия независимости Грузии Никол Пашинян в Тбилиси решил не ездить. Отправился Никол Воваевич в Грузию на несколько дней позже. Конечно, в ходе визита было сказано предостаточно слов о дружбе, сотрудничестве и т.д. Журналисты и эксперты всячески напирали на мнимую «демократичность» Армении после победы «революции Пашиняна», рассуждали о «новой эре» во взаимоотношениях Армении и Грузии и т.д. Но…

Грузия разрывает дипотношения с Сирией

Как раз перед тем, как Никол Воваевич отправился с визитом в Грузию, напомним, власти Сирии объявили о признании независимости оккупированных Россией регионов Грузии — Южной Осетии и Абхазии, что вызвало в Тбилиси более чем понятное возмущение. В ответ власти Грузии объявили о разрыве дипломатических отношений с режимом Башара Асада. Наконец, и в Тбилиси, и в Вашингтоне, и во многих других столицах прямо указывали на отчетливый «российский заказ» этого решения.

Но вот в чем дело. Известный российский журналист Максим Шевченко в эфире программы «Особое мнение» на радиостанции «Эхо Москвы» тоже высказал мнение: «Зачем это надо было президенту Башару Асаду – вдруг разорвать с Тбилиси отношения? Понятно, это могло быть сделано только, если кто-то из Москвы настоял».  А затем напомнил, что этот, по его совершенно справедливой оценке, «антигрузинский» шаг был предпринят «на фоне очень позитивных переговоров, которые вел Карасин с Абашидзе, с грузинским представителем в Европе, по-моему, по российско-грузинским отношениям. То есть у нас наметилось сближение с Грузией. У нас с Грузией наметилось снятие многих конфликтных, проблемных ситуаций: обмен какими-то зданиями, имуществом. В общем, все позитивно очень было. Вдруг на этом фоне происходит шаг, который явно Грузией будет воспринят как очередной антигрузинский демарш России. О чем это говорит? Неужели Россия постоянно тупо и примитивно хочет свориться с Грузией, топтать Грузию?».

Максим Шевченко

Шевченко уверен: все дело в том, что «есть определенные лоббистские силы, которые подталкивают Россию к этой антигрузинской политике, абсурдной, на мой взгляд». После чего последовало адресное заявление: против Грузии сыграло «армянское лобби» в МИД РФ. Это лобби, уверен Шевченко, «действует с 90-х годов и которое является очень сильным, как и в российской политической власти». А теперь, когда, по его мнению, «в Армении, несмотря на все заявления в любви к России, все-таки к власти пришли силы, которые больше контролируются из Вашингтона, чем из Москвы», к тому же и Карапетян и Абрамян, и Варданян – те армянские лоббисты, которые рассказывали, что они полностью контролируют ситуацию в Армению, несколько утратили свой статус», для того, «чтобы завуалировать вялый переворот в Армении, который нас с вами приведет к разрыву, возможно, этого хлипкого канала между Россией и Ираном, стратегически важного России, внимание перебрасывается на Грузию. Этот демарш имеет чисто политическое значение. Грузия, безусловно, ответит сейчас антироссийскими настроениями, безусловно. Иначе быть не может. И это, конечно, отвлекает внимание от армянской темы, и грузины опять становятся самыми виноватыми и самыми плохими в России. Я считаю, это просто идет вопреки коренным интересам России, потому что именно православная Грузия по преимуществу, — есть грузины мусульмане, что тоже, как говорится, не проблема для нас, – она была всегда главным союзником России. Кто делает Грузию врагом России на Кавказе? Кто постоянно Грузию выталкивает в объятия НАТО, в объятия США? Кто проталкивает эту версию, что у нас единственный оплот на Кавказе – это Армения?». Упомянул, в числе лоббистов, Шевченко и главу МИД РФ Сергея Лаврова.

С мнением Михаила Шевченко, конечно, можно соглашаться или, наоборот, спорить. Тем более что признание Южной Осетии и Абхазии со стороны режима Башара Асада последовало вскоре после того, как в Тбилиси официально заявили, что планируют вступить в НАТО уже в 2021 году. На что Москва просто не могла не ответить. Плюс ко всему известно и другое. Нередко конструктивные шаги и доброжелательные жесты соседних государств на «российском треке» Москва воспринимает не как миролюбие, а как проявление слабости. После чего следуют не ответные жесты или хотя бы разумная осторожность, а стремление дожать и «растоптать». Что и проявилось на примере Грузии: вслед за конструктивными подвижками на переговорах Карасина и Абашидзе Москва продемонстрировала Тбилиси, как здесь понимают дипломатию и стремление к нормализации. Особенно теперь, когда в экспертном сообществе Южного Кавказа заговорили о возможности открытия «коридоров» по территории Грузии в Россию для Армении, причем эти «коридоры» должны пройти по территории тех самых оккупированных Южной Осетии и Абхазии. Вот Москва и направила Тбилиси через Дамаск недвусмысленный «месседж»: даже не рассчитывайте на «подвижки» в территориальном вопросе.

Намеренно оставим за скобками дискуссию, могло ли хватить сил на такой политический шаг у «армянского лобби» в Москве. Важно другое. В те дни, когда провокационное решение Дамаска было в Тбилиси «темой номер один», премьер-министр Армении Никол Пашинян находился в Грузии. И не счел необходимым выразить свое отношение к этому шагу сирийского режима. И вообще старался всячески обойти тему территориальной целостности Грузии. Более того, если в случае с самим Пашиняном еще можно свалить на его неопытность, то вот с новым министром иностранных дел Армении, который бывший постпред этой страны в ООН, такие отговорки уже не пройдут. Не говоря о том, что тот же министр мог бы подсказать Пашиняну, что такое заявление надо бы сделать обязательно. А вот это уже не версия и не предположение, а непреложный факт. Причем весьма неудобный. И как раз тот случай, когда молчание информативнее слов. Вряд ли господин Пашинян не понимал, как это событие повлияет на и без того невысокие шансы добиться реальных подвижек в «коридорном вопросе». Тем более что открытие железной дороги через Абхазию Карасин и Абашидзе, к примеру, даже не обсуждали. Просто в Армении, судя по всему, не сомневаются: вопрос транзита через Грузию «продавит» для своего форпоста Россия. Невзирая на мнение Тбилиси.

Наконец, куда опаснее другое. В программу своего визита в Грузию Никол Воваевич включил и посещение армянонаселенного региона этой страны — Джавахетии. Нет, конечно, открыто к «миацуму» он не призывал, но сам факт такого «пункта» в программе визита говорит о многом.

Никол Пашинян в рамках визита в Грузию

И вот тут уже изрядную пищу для размышлений дает еще один факт, прямого отношения к нынешним событиям как бы не имеющий.

Пять лет назад, летом 2013 года, в Ереване случился очередной социальный протест. Власти подняли в полтора раза стоимость проезда в автобусах (со 100 до 150 драмов), на что оппозиция и «протестный электорат» откликнулись созданием инициативы «Будем платить 100 драмов!». 1 августа 2013 года активисты попытались установить палатку перед зданием ереванской мэрии. Полиция не позволила и даже подвергла приводу одного из лидеров акции — Аргишти Кивиряна. Уже через несколько часов в отделение полиции, куда доставили Кивиряна, явился Никол Пашинян, в те годы — депутат парламента Армении.

А теперь вспомним: имя Аргишти Кивиряна, координатора агентства Armenia Today, в 2009 году в Ереване склоняли на все лады. Тем более что повод был: в ночь на 30 апреля 2009 года в Ереване Кивиряна сначала избили, затем выстрелили в голову.

Намеренно оставим в стороне, почему на этот инцидент никак не отреагировали «Репортеры без границ», БДИПЧ ОБСЕ и т.д. Важно другое. Как тут же напомнили в Ереване, Аргишти Кивирян — брат шеф-редактора закавказской редакции информагентства «Регнум» Арменики Кивирян. А как раз накануне драматического инцидента с ним небезызвестный Игорь Мурадян, один из ярых активистов армянского сепаратизма в Карабахе на его ранних стадиях, разместил в Интернете впечатляющий лонгрид под заголовком: «Позиция России в развитии политической ситуации Самцхе-Джавахетии и приключения мальчика Аргишти». Как напоминал Мурадян, Аргишти Кивирян успел поработать в газете «Голос Армении», затем — в агентстве «СНАРК», а потом попал в поле зрения небезызвестного Модеста Колерова, в то время главного редактора агентства «Регнум». Напомним: в те годы Колеров не только руководил агентством «Регнум», где регулярно публиковались провокационные статьи, направленные на «раскачку ситуации» в Азербайджане и Грузии — как напоминал Мурадян, «шеф «Регнума», популярный в среде отставных российских чиновников, некто Модест Колеров, некоторое время занимал важный пост в администрации президента России, что-то, напоминающее по делам СНГ, на самом деле практически официально занимаясь всевозможными провокациями в тех или иных регионах». Оказавшись под опекой Колерова, Кивирян возглавил в Ереване аналитический центр «Кавказ», созданный под крылом «Регнума». По словам Мурадяна, «одним из направлений политико-диверсионной деятельности этой конторы, имея в виду «Регнум», являются непризнанные государства Южного Кавказа и Приднестровья, где М.Колеров и рассчитывал провести в жизнь свои идеи политического менеджмента»…

Модест Колеров

Одной из главных задач, которая ставилась по отношению к «Нагорно-Карабахской Республике» (здесь и далее кавычки наши. — Ред.), это так или иначе наставить «карабахское руководство» на «пусть истины» и подвести к мысли присоединиться к организации непризнанных государств СНГ.» По словам Мурадяна, «в «НКР» люди Колерова не сумели сделать ни одного шага, им практически указали на порог и посоветовали определиться, кто они и кого представляют. Получив урок в «НКР», функционеры этой конторы «Регнум» решили перевести усилия на более перспективное направление, которым они со своим скудным умишком считали Самхе-Джавахетию, то есть Джавакх и другие армянонаселенные районы Южной Грузии». Этим и занялся, по его словам, Аргишти Кивирян.

Конечно, идея раздуть пожар в Джавахетии кому-то в Ереване (и не только в Ереване) может показаться привлекательной. Это и способ «раскачать ситуацию» в Грузии, и дестабилизировать обстановку вблизи ненавистных азербайджанских трубопроводов и железных дорог…Но, во-первых, с такой угрозой власти Грузии могли и справиться. Тем более что перед глазами был пример не только Карабаха, но и Аджарии, где власти Грузии весьма эффективно «погасили» очаг местного сепаратизма, который усиленно раздувала Москва. К тому же российской военной базы в Ахалкалаки уже не было. А во-вторых, и «в-главных», в Армении, судя по всему, тогда неплохо представляли себе, чем могут закончиться для страны попытки раздувать сепаратизм в Джавахетии. В таком случае закрытой оказалась бы уже и граница Армении с Грузией, что означало бы для нее настоящую катастрофу. Но так как «одернуть» Модеста Колерова в Ереване не решались, то действовать предпочли другими способами. А через четыре года его навещал в тюрьме нынешний премьер-министр Армении. Который включает в программу своего визита в Грузию посещение Джавахетии и получает от России в подарок очередные оружейные транши. Которые, простите за повторение прописных истин, не бывают бесплатными.

И да, еще одна деталь, точнее, небольшая ретроспектива. В 1993 году, в разгар войны в Абхазии, когда у власти в Армении находилось АОД во главе с Левоном Тер-Петросяном, а вовсе не «карабахцы», в боевых действиях против грузинской армии (при открытой военной поддержке РФ, но это уже другая тема) принимали участие два армянских батальона — «Крунк» и «батальон имени Баграмяна». Которые прежде всего «прославились» своей чудовищной жестокостью в отношении мирного грузинского населения этого региона. Безошибочно узнаваемый по Карабаху стиль. И как минимум информация к размышлению, насколько активно Москва разыгрывала против Грузии «армянскую карту». И попытается ли разыграть ее теперь, когда, как показали политические метаморфозы Пашиняна, у Армении нет даже теоретических шансов воспротивиться диктату Кремля?

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

20 Июль 2018

19 Июль 2018

Предыдущие новости