Свобода людям, независимость нациям!

«Нефтегазовая битва» за Центральную Азию

В Ашхабаде, столице Туркменистана, начинает работу заседание Совета глав правительств стран-участниц СНГ. Азербайджан на нем представляет глава кабинета министров Новруз Мамедов. Как сообщается, уже состоялась встреча Новруза Мамедова с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедовым. В числе прочего, обсуждалось сотрудничество в нефтегазовой сфере и долгосрочных поставок энергоносителей в страны Евразийского континента. И хотя в официальном пресс-релизе по поводу встречи не упоминаются ни присоединение Туркменистана к Южному Газовому коридору, ни строительство Транскаспийского трубопровода, нетрудно догадаться, что обсуждалось на встрече именно это.

Более того, эти вопросы обсуждаются не только на туркменско-азербайджанских встречах. Вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович накануне в Брюсселе встретился советником президента Туркменистана по нефтегазовым вопросам Ягшигельды Какаевым. Как сообщил представитель пресс-службы Европейской комиссии, «основное внимание на встрече было уделено энергетическому сотрудничеству между ЕС и Туркменистаном в контексте недавно принятой стратегии ЕС и Центральной Азии, где мы объявили о расширении сотрудничества в области транспорта, энергетики и прочего. Также обсуждалась возможная модернизация существующего Меморандума о взаимопонимании от 2008 года и возможность строительства Транскаспийского трубопровода».

Эти официальные релизы — лишь немногие внешние признаки той нешуточной «газовой битвы», которая разворачивается в Центральной Азии и в которой ключевую роль может сыграть Азербайджан.

В самом деле, Туркменистан, как известно, обладает весьма солидными запасами газа, но не имеет независимой газотранспортной системы. До последнего времени туркменский газ прямо у устья скважины закупал «Газпром», далее прокачивал его по своим трубопроводам и продавал в Европе от собственного имени (и с солидной «накруткой»). Затем в Туркменистане решили от российской «системы одного окна», то есть «одной трубы» отказаться, но тут выяснилось, что уходить по сути некуда. Альтернативных проектов вроде экспорта газа в Китай предлагалось немало, но вот сделать их «работающими»  и наполнить с их помощью казну «газодолларами» не удалось.

Теперь Москва явно рассчитывает возобновить закупки. Еще 7 мая в Ашхабаде состоялось 11-е заседание Межправительственной туркмено-российской комиссии по экономическому сотрудничеству, на котором присутствовали вице-премьер России Константин Чуйченко и заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин. Вскоре после этого заместитель министра энергетики РФ Анатолий Яновский заявил, что завершается подготовка к заключению пятилетнего контракта с объемами поставки в Россию около 1 млрд кубометров туркменского газа в квартал (или, по подсчетам «Спутник-Узбекистан», 4 млрд кубометров в год, на сумму ориентировочно 960 млн долларов). Кроме того, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев перед поездкой в Ашхабад побывал в Ташкенте, столице Узбекистана, где проводил переговоры и активно договаривался об инвестициях и совместных проектах. А эта страна тоже обладает заслуживающими внимания запасами углеводородов.

Ставки для России в этой «газовой игре на центрально-азиатском поле» весьма высоки. О том, что экспортные обязательства «Газпрома» превышают тот объем «голубого топлива», который РФ может продать со своих месторождений, заговорили еще в середине «нулевых», во время первой «газовой войны», устроенной РФ в Европе. Тогда московские аналитики это категорически отрицали. Теперь же вынуждены сквозь зубы признать: туркменский газ необходим РФ для наполнения газопровода «Северный поток-2». А газ для РФ — это и способ пополнить казну, и политический «рычаг».

Но вот в чем дело. Эти схемы исправно работали, пока российская трубопроводная система была по сути дела безальтернативной и для поставщиков газа, и для его потребителей. А теперь все иначе. Достаточно вспомнить, как в РФ были вынуждены отказаться от трубопровода «Южный поток». Для него, напомним, в Кремле планировали закупать у устья скважины газ с азербайджанского месторождения «Шах-Дениз», но в Баку выбрали свой независимый экспорт.

А теперь успешная реализация проекта «Южный газовый коридор» коренным образом меняет ситуацию на газовом рынке. Реальная альтернатива российским проектам есть и у европейских потребителей газа, и у его центральноазиатских поставщиков. «Южный газовый коридор» обещает Ашхабаду выход на европейские рынки в обход России и «Газпрома» — если, конечно, у Туркменистана хватит на это политической воли. Во всяком случае, в письме президента США Дональда Трампа, направленном президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву в связи с 26-й годовщиной проведения Международной выставки «Нефть и газ Каспия», не только отмечается, что Азербайджан в своей истории никогда еще не был таким благополучным и привязанным к глобальной экономике, как сегодня, а добываемые в Азербайджане нефть и газ, включая Южный газовый коридор, продолжают увеличивать стабильность на мировых энергетических рынках. Трамп особо отметил: ««Азербайджан, наладив партнерство с Туркменистаном и другими потенциальными поставщиками, такими как страны Восточно-Средиземноморского бассейна, может сыграть большую лидерскую роль. Самое время расширять успехи Вашей страны». В те же дни заместитель помощника госсекретаря по энергетике Сандра Оудкирк посоветовала Туркменистану воспользоваться достигнутыми договоренностями каспийских государств для подключения к «Южному газовому коридору». «Мы считаем, что соглашение по статусу Каспийского моря — позитивный шаг вперед. Мы считаем, что экспортный коридор с Туркменистаном имеет смысл (строить). Они сейчас экспортируют газ в Китай, у них есть потенциал и это будет прекрасно, если они будут связаны с Европой через Азербайджан или другие страны», — цитируют ее информагентства.

Наконец, небезынтересные «подвижки» происходят и вокруг Узбекистана, который тоже В Ташкенте журналисты и чиновники особо подчеркивают, что президент Азербайджана Ильхам Алиев на 26-й международной выставке Caspian Oil and Gas осмотрел стенд «Узбекнефтегаза». Эта организация весьма активно сотрудничает с SOCAR. Еще в рамках 23-й международной выставки и конференции «Нефть и газ Узбекистана OGU-2019» между «Узбекнефтегазом», SOCAR и BP было подписано трехстороннее соглашение по оценке разведочного потенциала на трех инвестиционных блоках в Устюртском регионе. Пока речь об экспорте узбекских энергоносителей через Азербайджан в Европу как бы не идет, но, как говорится, лиха беда начало. Слишком много косвенных признаков, что Центральная Азия находится накануне «энергетической перезагрузки», и ключевую роль в этом процессе играет Азербайджан — и как инвестор, и как страна-транзитер. По закону жанра, здесь должны следовать рассуждения, что «исход газовой битвы за Центральную Азию» еще не ясен», «в этой ситуации трудно понять, где закончилось взаимовыгодное сотрудничество в энергетике и начались политические игры» и т.д. Но на деле, во-первых, свою «газовую битву» наша страна уже выиграла — вопрос в размере «призовых». А во-вторых, еще в незапамятные времена на обеих берегах Каспия родилась поговорка: «Вода пробьет себе дорогу». А теперь собственную дорогу пробивают нефть и газ. Можно, конечно, попытаться затормозить этот процесс, но вот развернуть его вспять — уже вряд ли.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

19 Сентябрь 2019

Предыдущие новости