Свобода людям, независимость нациям!

Натаван Меджидова: Психо- и арт-терапия – не только лечение психики, но и коррекция души

С каждым годом человечество переживает глобальные потрясения, а стрессы и депрессии стали для нас настолько привычными, что мы, наглотавшись валерьянки или легких антидепрессантов, продолжаем динамично двигаться в жизненном пространстве, чаще всего просто не догадываясь, какие последствия такое вот «лечение» может иметь для нас и наших близких. А, тем не менее, заболевания психики — очень  серьёзны, и даже в лёгкой форме они нуждаются в коррекции. Лечение при этом может заключаться не только в беседах с психотерапевтом или приёме лекарств. Мозг человека откликается и на воздействие искусством — на этом основаны арт-терапия, библиотерапия, терапия театром и музыкой.

Сегодня в гостях у «Минвала» арт-терапевт – Натаван Меджидова. В беседе с ней мы постарались раскрыть систему лечения как самими произведениями искусства, так и искусством в целом, а также обсудили воздействие искусства на ментальное здоровье человека.

Досье

Доктор Натаван Меджидова окончила лечебно-профилактический факультет АМИ по специальности ТЕРАПИЯ в 1996 году. С 1997 года практикующий терапевт. В 2011-2012 гг. прошла обучение на курсах клинической арт-терапии в НИПНИ им. Бехтерева в Санкт-Петербурге.

С 2012 года — практикующий арт-терапевт.

Натаван ханум — человек творческий, обладающий незаурядными способностями. Она отлично рисует,  посещает выставки и музеи, любит активный отдых, ни на минуту не забывая о том, что движение – это жизнь, и в вечной красоте искусства  видит путь решения многих проблем человека. Сейчас Натаван ханум внедряет в стране новый метод лечения: артпсихотерапию. Как разновидность психоанализа она стала применяться  в постсоветском пространстве только после развала СССР, когда начали постепенно налаживаться связи с медициной ведущих стран.

— На постсоветском пространстве артпсихотерапия – новое направление. Да, наверняка мы все слышали об изотерапии – это была исключительно терапия занятостью, она активно применялась. Психодинамической арт-терапией же в Азербайджане никто не занимается, и это на самом деле очень странно, так как данный тип выявления глубинных проблем человека (и соответствующей помощи такому человеку) очень популярен в ведущих странах мира. У нас же занимаются арт-терапией, как терапией занятостью. То есть люди, просто рисуют, делают какие-то поделки, но все это просто занимает их время. Никто из специалистов не занимается расшифровкой символов через рисунок, дабы найти пусть к бессознательному человеку. Что такое «бессознательно»? Это наше «ОНО», наши инстинкты, а инстинкты, согласно исследованиям Фрейда, самая древняя основа человеческой психик, доставшаяся нам от предков. В основном это инстинкты продолжения рода. В принципе, вся наша жизнедеятельность отталкивается именно от них. Затем уже с развитием цивилизации появилось сознание – второй уровень «Я», контакт человека с действительностью, когда он ее видит, ощущает, осязает и анализирует. Если все время подавлять свои желания, то это все выливается в неврозы и психозы, депрессии. Давайте представим сейчас, как сознание контактирует с бессознательностью: сознание – это всадник, а бессознательность – огромный конь, которого всадник все время пытается направить по нужному пути, усмирить. Но это редко получается, потому что конь сильнее всадника. А всадник управляет как может и все же заставляет коня скакать в нужном направлении. Но укротить все равно не может. На самом деле всей нашей жизнедеятельностью все равно так или иначе руководит бессознательность.

— Значит, рисунок – это глубинный символ, по которому можно много рассказать о личности автора? К примеру, я неосознанно, а автоматически рисую глаза – человеческие, лисьи, орлиные. Это может что-то сказать обо мне, о моем глубинном «Я»?

— Глаза — это признак вашего наблюдения за миром. Скорее всего, характеристика твоей личности – наблюдатель. Я просто не видела ваших рисунков, а потому мне сейчас сложно сказать точно – что именно значат ваша символы.

— Если психоарттерапия – это метод лечения, то он имеет свое происхождение, свои корни, свои традиции и навыки. Расскажите нашим читателям, как все начиналось.    

— Терапевты, занимающиеся психодинамически ориентированной терапией искусством, опираются на идеи Фрейда и Юнга, утверждавших, что художественное творчество выражает бессознательное. Кроме того, в процессе художественного осмысления такого внутреннего опыта пациенты часто становятся более разговорчивыми. Большинство руководителей групп прямо не интерпретируют художественные символы, а помогают участникам понять их смысл, устанавливая доверительную атмосферу в группе, поощряя свободные ассоциации во время художественного творчества. Члены группы должны сами использовать собственные ассоциации, связанные с их произведениями, для того чтобы лучше понять себя. Однако некоторые терапевты в области терапии искусством предпочитают интерпретировать произведения пациентов. Стоит отметить, что терапевты, обученные приемам оценивания значения и ценностей художественного творчества, могут значительно усилить возможности пациентов в понимании самих себя.

Кстати, именно Юнг весьма своеобразно объяснил причину, почему Леонардо да Винчи практически никогда не завершал своих работ. Юнг этот факт идентифицировал детской травмой великого художника: его слишком рано оставил отец, и потому «бессознательное» Да Винчи заставляло его не оканчивать картины. Он оставлял их так же, как в свое время отец оставил семью. Многие психиатры еще в 19-м веке, заметили, что рисование поднимает настроение (о чем говорилось в медицинских трактатах того времени). Но с приходом учений Юнга и Фрейда стало понятно, что через рисунок можно понять информацию о пациенте и принять соответствующие меры в плане помощи. Я бы очень хотела, чтобы система лечения была такой же, как в НИПНИ Бехтерева, где психодинамическая арт-терапия дополнялась еще и психоанализом.

— Есть ли ограничения в возрасте у Ваших пациентов? Вы работаете с взрослыми или с детьми?

— Я терапевт, а не педиатр, и возраст моих пациентов начинается с 14 лет. Я лечу депрессии, неврозы у взрослых людей. Дело в том, что клиническая арт-терапия –так же, как и психотерапия – делится на две фазы. Поведенческая: предположим, пациент страдает какой-то разновидностью психопатии, то есть его заболевание органическое и никак не связано с процессами, происходящими в «бессознательном». Если у человека с неврозом специалист может вывести конфликт с «бессознательным» наружу, и вместе с пациентом его понять, скорректировать поведение, то пациент, страдающий психическим расстройством, свое поведение скорректировать сам не может. И тогда психотерапевт направляет его. Для этого используются арт-терапия, театр-терапия – лечение искусством. Но когда у пациента существует внутренний конфликт, который он сам может разрешить и сам может выстроить модель своего поведения – это уже психодинамическая фаза.

— Не так давно на нашем сайте публиковалось мое интервью с психологом Азадом Исазаде, который рассказал о панических атаках. Ведь эти атаки – явление, возникающее откуда-то из глубинных проблем человека. Можно ли посредством арт-терапии выявить причину возникновения панических атак и лечить эти панические атаки посредством арт-терапии?

— Да, конечно. Если выявлять именно глубинный характер конфликта, постараться работать в тесном тандеме «пациент-психотерапевт», то можно выявить причину возникновения атак и начать лечение.

— Расскажите о материале, который используют во время проведения сеансов. Это только карандаши и краски?

— На самом деле используется очень разнообразный материал: это и карандаши, и краски, и мелки, и глина. Чем разнообразнее материал, тем лучше, потому что для каждой разновидности патологии лучше использовать свой материал. Например, для корректирования эмоций лучше использовать яркие масляные мелки. Гуашь используется в случаях, если ты нарисовал какую-то картинку, которую хочешь потом изменить или закрасить. С пациентами, находящимися в фазах депрессии  лучше использовать сухую пастель, потому что ею трудно рисовать, а так как пациент в депрессии рисовать не хочет, он начинает себя волей-неволей заставлять. Кроме того используется глина, с которой трудно работать.

— Скажите, все эти материалы пациент должен приносить с собой или они приобретаются клиникой?

— Я работала до этого в психиатрической клинике в пос. Маштага, и хочу особо поблагодарить главврача этой клиники Агагасана Расулова – человека, одержимого искусством. Когда я пришла устраиваться на работу в клинику, меня поразило, что на стенах висели репродукции картин Ван Гога. Агагасан Расулов создавал все условия для того, чтобы у меня не было никакой нужды в материалах. Когда мы делали театральные постановки, он материально обеспечивал процесс подготовки к спектаклям: шились костюмы, готовился реквизит. В других клиниках все намного сложнее. Клиника, в которой я сейчас работаю, так же не обеспечивает материалами, и, соответственно, пациенты должны иметь их при себе во время сеансов.

— Как выглядит помещение, в котором вы проводите сеансы?

— В идеале это комната, разделенная на три части: в одной зоне – врачебный кабинет, где хранятся документы с диагнозами пациентов, и где арт-терапевт работает в тесном контакте с психиатром. Вторая – своеобразная студия, в которой происходит творческий процесс, и третья часть помещения предназначена для своеобразных форумов, обсуждения проделанной работы, где врач общается с пациентами, которые должны рассказать о своей работе, сделанной во время сеанса.

— А как насчет музыки? Ведь говорят, что музыка лечит, в частности, музыка Моцарта.

— С музыкой сложнее. Врач должен четко определить, какую именно мелодию включать во время сеансов с тем или иным пациентом. Ведь есть музыка, которая связана с определенными воспоминаниями у человека, и воспоминания эти могут быть крайне негативными. Поэтому врач должен знать анамнез жизни своего пациента, его болезни. Именно поэтому арт-терапевт должен работать в очень тесном контакте с психиатром в условиях клиники.

— Какими положительными моментами отличается арт-психотерапия от других методов лечения? Почему вы остановили свой выбор именно на арт-психотерапии?

— Арт-психотерапия обладает весомым рядом положительных аспектов, преимуществ. Это метод невербальной психотерапии, чем он особенно хорош и интересен, действенен. Во-вторых, в арт-терапии используется сенсорный механизм человеческого организма, то есть человек слушает, осязает, двигается, видит, работает его моторика.

— А если пациент рисовать не хочет?

— Ну, если не хочет, это его право. Существуют другие методы арт-терапии, она не ограничиваются только изотерапией. В моей практике были пациенты, которые не любили рисовать, но им нравились, например, театральные действия. Кому-то нравится петь, кому-то больше по душе работа с музыкальными инструментами. Сейчас очень популярна песочная терапия. Существует также телесно ориентированная терапия, когда пациенты работают друг с другом в двигательном контакте. Существует еще куклотерапия, маскотерапия. Есть очень много методов, благодаря которым можно выявлять, контролировать и главное – лечить заболевание.

У нас в стране популярны медикаментозные методы лечения, психотерапевтические, психоанализ практикуется. Но психодинамическую арт-терапию как разновидность психоанализа, я в нашей стране не встречала. Наверное, потому что не существует педагогов, обучающих этому виду лечения. Хотя на самом деле метод лечения психодинамической арт-терапией очень действенен, в нем практически нет побочных эффектов, так как я уже говорила выше, что психо-арт-терапевт работает в тесном контакте с психиатром и учитывает все особенности состояния пациента, его патологии. Кроме того, у людей с психическими и психологическими проблемами существует напряг с социальной адаптацией. Но искусству свойственно объединять людей, выявлять в них самые лучшие, светлые стороны. Я своими глазами наблюдала за происходящими метаморфозами: пациент, по сути замкнутый и нелюдимый, пассивный, в театральной постановке прекрасно справлялся с ролью Красной Шапочки или же Волка, ему аплодировали, и он был доволен и счастлив. Понимаете, стигматизация, статус «человека низшего сорта» просто исчезал!

— Не знаю, насколько точно я поняла все сказанное Вами, но мне все же кажется, что психо- и арт-терапия – это не только действенный метод лечения. Это, прежде всего, духовная помощь человеку, которого засосала так называемая «социально-бытовая воронка». Об этом еще классики писали. Выявлять в человеке Личность, заставлять его вспомнить о том, что помимо дна существует еще и небо. Мы очень надеемся, что ваш метод лечения души будет иметь в Азербайджане большой успех.

— Благодарю вас. Самое главное для меня – доказать всем, что психо- и арт-терапия – это мощная сила, способная исцелять любые душевные недуги, даже самые сложные. Так же я очень надеюсь на то, что со временем у нас появится больше специалистов в этой области.

Яна Мадатова

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

20 Ноябрь 2019

Предыдущие новости