Свобода людям, независимость нациям!

На линии фронта вновь неспокойно. Что задумали армянские агрессоры?

С линии фронта и ненарушенных участков государственной границы Азербайджана вновь приходят драматичные сообщения. Как сообщает пресс-служба Минобороны Азербайджана, за минувшие сутки армянские агрессоры 25 раз нарушили режим прекращении огня на различных направлениях фронта, используя крупнокалиберные пулеметы и снайперские винтовки. В частности, с позиций, расположенных в селах и на безымянных высотах на территории Ноемберянского района, в селах Беркабер, Паравакар и на безымянных высотах на территории Иджеванского района, в селe Чинари Бердского района Армении подверглись обстрелу позиции Азербайджанской Армии в селе Кохнегышлаг Агстафинского района, в селах Мезем, Гызылгаджылы и на безымянных высотах на территории Газахского района, в селe Агдам Товузского района. По азербайджанским позициям также стреляли из оккупированных сел Куропаткино Ходжавендского района, Ашагы Вейселли, Карвенд, Гараханбейли Физулинского района, а также с позиций, дислоцированных на безымянных высотах на территории Агдамского  и Ходжавендского районов.

А как сообщает Государственная пограничная служба Азербайджана, 18 июля 2019 года около 02:00 часов ВС Армении нарушили режим прекращения огня, открыв огонь из крупнокалиберного оружия со стороны села Зоракан Ноемберянского района Армении. Обстрелу подверглись позиции погранично-боевого пункта около села II Шихлы Газахского района, ответным огнем обстрел был подавлен. Как указывается, «в результате обстрела был ранен военнослужащий Джейхун Байрамов. Ему была оказана медицинская помощь, и угрозы его жизни нет». Начальник ГПС генерал-полковник Эльчин Гулиев побывал на месте происшествия, встретился с личным составом боевого пограничного пункта, дал поручения по усилению служебно-боевой деятельности.

Конечно, столь драматичные новости с линии фронта приходят, к сожалению, не в первый раз, и то, что между Азербайджаном и Арменией действует режим прекращения огня, увы, еще не означает, что здесь действительно не стреляют. Но точно так же известно и другое: менее месяца назад, в ходе встречи в Вашингтоне глав МИД Азербайджана и Армении Эльмара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна, была достигнута договоренность о снижении напряженности на линии фронта. Предполагалось, что таким образом создаются условия для продвижения диалога. Глава МИД Армении через неделю после вашингтонских переговоров разглагольствовал перед журналистами: «Мы не верим в эффективный практический прогресс в мирных переговорах, когда ситуация обостряется. Не верим, что, с одной стороны, можно вести переговоры, а, с другой, стрелять». На линии фронта в последние дни действительно установилась относительная тишина.

Но теперь Армения в очередной раз эти договоренности срывает и начинает «игру на обострение». Причем не только на линии фронта в Карабахе, но и на ненарушенном участке государственной границы с Азербайджаном.

А вот здесь уже солидный массив информации к размышлению. Когда  Азербайджан заменил армию на пограничников, в экспертном сообществе, в основном внерегиональном, хватало выкладок, что это, возможно, первый шаг к миру и нормализации. Теперь понятно, как на этот шаг отреагировали в Армении — здесь посчитали пограничников «слабым звеном» и попытались «прощупать прочность» охраняемого ими рубежа. Понятно, что «игру с огнем» Ереван устроил именно там, где безоговорочно действуют гарантии ОДКБ, а значит, в случае ответного удара Азербайджана можно будет, размазывая профессиональные слезы, бежать под подол России и громко верещать «наших бьют!» Продолжать можно до бесконечности.

Но вот что примечательно. Как раз перед тем, как на линии фронта вновь начали стрелять, премьер-министр Армении Никол Пашинян дал интервью армянской редакции радио «Свобода». Где, в числе прочего, заявил: «Когда я был избран премьером Армении, я заявил, что для решения карабахского вопроса необходим вариант, который будет приемлем для народов Армении, Карабаха и Азербайджана. Это в какой-то степени было беспрецедентное заявление, так как ни один руководитель Армении не говорил, что решение должно быть приемлемо также для азербайджанского народа».

И, возможно, по законам жанра и неписаным правилам здесь требуется рассуждать о «партии мира» и «партии войны» в той же Армении, туманно намекнуть, что «кому-то не нравится призыв «отца армянской демократии» Никола Пашиняна к поиску компромисса»  и т.д.

Только вот, даже если возвести это заявление Пашиняна в абсолют, не получится не озвучить неприятный вопрос: если глава правительства разглагольствует о мире, а на границе его солдаты открывают огонь, то контролирует ли нынешний премьер-министр Армении собственные силовые структуры? И если нет или не в должной степени, то имеет ли вообще смысл с ним договариваться?

Но это теоретически. А на практике в том же интервью, напомнив о своем заявлении, что  «решение должно быть приемлемо также для азербайджанского народа», Никол Пашинян тут же продолжил: оказывается, «президент Азербайджана отказывается воспроизвести эту фразу. Он также должен сказать, что решение карабахского конфликта должно быть приемлемо для народов Азербайджана, Карабаха и Армении. Пока он этого не скажет, переговоры не могут быть эффективными».

Здесь, конечно, надо глубоко вдохнуть, досчитать про себя до десяти, а затем с максимально возможной в данной ситуации вежливостью напомнить господину Пашиняну: не ему решать, что должен и чего не должен говорить президент Азербайджана. Более того, смеем заверить: мнение господина Пашиняна интересует официальный Баку далеко не в первую очередь. Государственная политика нашей страны под руководством президента Ильхама Алиева осуществляется в интересах Азербайджана как государства и азербайджанского народа, а вовсе не в расчете на внешние аплодисменты и тем более одобрение Никола Воваевича. Более того, если «народный премьер» и впрямь рассчитывал, что в ответ на эту его фразу в Баку тут же пообещают найти решение, которое устроило бы армянских агрессоров, то он на этот счет сильно ошибался. И еще сильнее переоценивал эффект от своей словесной эквилибристики. И самое главное, сегодня процесс урегулирования находится на той стадии, когда от Еревана требуются не общие фразы, за которыми вроде бы можно углядеть повод для осторожного оптимизма, а четкие решения, и прежде всего вывод войск с захваченных азербайджанских земель, прекращение оккупации, отказ от территориальных притязаний и признание сложившихся в регионе границ. И если на это у Еревана не хватает политической воли, то тут, по выражению одного российского самодеятельного поэта, «не прикроешься строчками».

Но и это еще не все. В том же интервью Пашинян по сути дела проговорился: да, «горячая линия» между Ереваном и Баку работает, но это, к сожалению, не гарантирует того, что жертв не будет. Проще говоря, подтвердил, что договоренности о снижении напряженности на линии фронта Армения соблюдать не намерена и будет по-прежнему вести здесь «игру на обострение».

И вряд ли случайно, что началась эта игра на обострение на линии фронта с Арменией с подачи любимого форпоста России практически сразу же после очередной провокационной выходки уже на границе Азербайджана с Грузией, близ Кешикчидага, причем за этой провокацией слишком уж явно торчат все те же «уши» российских спецслужб. И, судя по всему, Никол Воваевич накануне своего «выхода на сцену» и задумал дать интервью с псевдомиротворческими рассуждениями и использовать его в качестве этакого «алиби» после того, как на линии фронта начнут стрелять.

Только вот не учел, что фальшивое алиби всегда превращается в улику. И в данном конкретном случае — не только для Армении, но и для ее хозяев. Тем более что эта улика далеко не единственная.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

14 Октябрь 2019

Предыдущие новости