Свобода людям, независимость нациям!

Литва создала прецедент. Воспользуется ли им Азербайджан?

Журналисты и эксперты, без сомнения, еще долго будут анализировать сенсационный судебный процесс в Вильнюсе. Напомним: Вильнюсский окружной суд вынес приговор по обвинениям в военных преступлениях и преступлениях против человечности по делу о событиях 13 января 1991 года. Бывший глава Вильнюсского гарнизона Советской армии Владимир Усхопчик осужден на 14 лет лишения свободы. Офицеру группы «Альфа» Головатову суд отмерил 12 лет. К семи годам приговорен Юрий Мель, командир танка, принимавшего участие в «операции» у Вильнюсской телебашни 13 января 1991 года. Всего же обвинения в «осуществленной советской агрессии» против независимой Литвы предъявлены 67 гражданам России, Беларуси и Украины, но по большей части заочно — перед судом предстали только Мель и Иванов. Юрий Мель, по сообщениям СМИ, служил в Калининграде и осмелел настолько, что в 2014 году направился в соседнюю Литву. Где и был арестован. Геннадий Иванов так вообще проживал в Вильнюсе и не чувствовал себя в опасности. Но, конечно, в центре внимания оказался заочный приговор тогдашнему министру обороны СССР Дмитрию Язову — 10 лет тюрьмы.

Напомним, о чем идет речь. Еще в марте 1990 года Верховный совет Литовской ССР, где большинство голосов — 101 из 141 — получило национально-освободительное движение «Саюдис», принял Акт восстановления независимости Литвы. Москва потребовала это постановление отменить, в Вильнюсе начальственный окрик проигнорировали, в ответ Кремль приступил сначала к экономическому, а затем и силовому давлению. Уже в марте 1990 года советские десантники начали занимать некоторые общественные здания в Вильнюсе, в том числе партийные офисы. Одновременно росла активность движения «Едринство», объединявшего главным образом «русскоязычных». 8 января его активисты попытались прорваться в парламент. Не получилось. В тот же день в Литву начали перебрасывать десантников, бойцов спецподразделения «Альфа» и т.д. Председатель Верховного Совета Витаутас Ландсбергис призвал сторонников независимости не допустить захвата парламента, правительственных зданий и важнейших объектов инфраструктуры. У Вильнюсской телебашни стали собираться люди.

Пользуясь тем, что внимание мировой общественности приковано к Персидскому заливу, где как раз начиналась «Буря в пустыне», Горбачев наращивает давление на Литву. 10 января он потребовал отмены антиконституционных актов и восстановления действия советской Конституции. На следующий день советские десантники захватывают

Дом печати в Вильнюсе, ретрансляционный телевизионный узел в Неменчине, другие общественные здания в Вильнюсе, Алитусе, Шяуляе. Промосковские элементы создают «Комитет национального спасения Литовской ССР». А в ночь с 12 на 13 января советские спецподразделения штурмуют телебашню в Вильнюсе. Итог — 14 убитых, около 600 раненых. Гражданское сопротивление оказалось таким, что атаку на парламент пришлось «отложить». А в сентябре, уже после провала путча ГКЧП, Москва была вынуждена признать независимость Литвы.

И вот сегодня в Литве, уже входящей в Евросоюз и НАТО, выносят судебный приговор по делу о событиях своего «Черного января», случившегося на год позже бакинского.

Здесь, конечно, огромное поле для комментирования. Понятно, что у РФ был шанс откреститься по крайней мере от политической ответственности за события 28-летней давности, но Москва его бездарно упустила. Комментируя решение вильнюсского суда, МИД РФ изрек: оказывается, литовский суд «проигнорировал свидетельства, опровергающие причастность советских военнослужащих к гибели гражданских лиц» около телецентра. Кто в этом случае несет ответственность за гибель людей, в Москве не уточнили. Зато высказали обиду: как это так — на суд не пустили российских дипломатов и журналистов!

Следующим отличился Следственный комитет России, который объявил, что возбудит уголовное дело…в отношении литовских следователей, прокуроров и судей, посмевших осудить россиян. В Следкоме, судя по всему, так и не уяснили для себя, где заканчиваются границы и юрисдикция России.

Но по вполне понятным причинам в центре внимания азербайджанской общественности —другое. Дмитрий Язов — в числе главных организаторов карательной акции советской армии в ночь на 20 января 1990 года в Баку. И теперь, после судебного процесса, завершившегося в Литве, уже не получится не озвучить вопрос: будет ли вынесен маршалу Язову аналогичный приговор за военные преступления и преступления против человечности, совершенные в Азербайджане в январе 1990 года? Доказательств предостаточно. Оснований и свидетелей — тоже. Так в чем же дело?

Намеренно оставим в стороне дискуссию о степени политического риска и политической защищенности, с одной стороны, Азербайджана, а с другой, входящей в НАТО и Евросоюз Литвы. Важно другое.

Российские комментаторы уже ухватились и за такое обстоятельство: Вильнюсский суд выносил приговор на основе УК Литвы, принятого уже после распада СССР. Что создает нешуточную коллизию: судить того же Язова по законам независимого Азербайджана и независимой Литвы как бы не совсем с руки, судить по законам уже не существующего СССР — тем более. Есть, конечно, формулировка статьи  7 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года. Отметив, что «никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое, согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву, не являлось уголовным преступлением», статья указывает:«Настоящая статья не препятствует осуждению и наказанию любого лица за совершение какого-либо действия или за бездействие, которое в момент его совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами». Но тем не менее обеспечить полностью безупречный приговор по такому делу в состоянии разве что специальный международный трибунал. Неслучайно, что в ФРГ после объединения Германии так и не смогли вынести обвинительный приговор Хонеккеру, в Грузии не стали выносить заочных вердиктов по делу о трагедии 9 апреля 1989 года, и даже попытка самой же России осудить соучастников путча ГКЧП, среди которых был и Язов, завершилась по сути ничем.

Наконец, приговор, вынесенный Язову в Литве — заочный. В Азербайджане заочного приговора последнему советскому маршалу нет и не предвидится, но вот международный розыскной ордер уже есть. И если прецедента столь громкого заочного обвинительного приговора в Азербайджане пока что нет, то азербайджанские суды выносили и выносят постановление о заочном аресте, и вот эти постановления срабатывают и за пределами нашей страны. Как и розыскные ордера. Последний громкий прецедент здесь — Фахраддин Аббасов (Аббосзода), недавно экстрадированный из Москвы в Баку. Немало и прецедентов экстрадиции по розыскным ордерам, где один из самых известных и громких примеров — Александр Лапшин. Сегодня в Азербайджане Дмитрий Язов проходит в статусе обвиняемого по делу о трагических событиях 19-20 января 1990 года и официально находится в розыске. Причем проходит по этому делу вместе с Горбачевым и еще многими фигурантами. В 2015 году сам маршал жаловался в интервью: «Я выполнял чужой приказ, сейчас человек, который отдавал приказы, от всего отказывается. Я до сих пор не могу выезжать из страны. Куда я поеду, если меня могут арестовать, потому что я ввел войска, ЧП тоже объявил я, и в расстреле людей тоже считают виновником меня. Кого обвиняют?! Меня, Язова!» Маршал лжет, изворачивается, пытается убедить всех и вся, будто бы его солдаты «никого не убили» ((на кого рассчитана столь примитивная ложь?!), но за всем этим сквозит страх. Азербайджанские розыскные ордера срабатывают, причем даже в такой стране, как Беларусь, так что за пределы РФ маршал Язов предпочитает не выезжать. Прекрасно понимая, что шанс еще раз увидеть небо в клеточку, но уже в Баку, для него далеко не теоретический.

Нурани, обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

21 Июнь 2019

20 Июнь 2019

Предыдущие новости