Свобода людям, независимость нациям!

«Йеменский вариант» для Южного Кавказа

В нем Армении отведена роль «камикадзе»

В Армении в разгаре подготовка к «большой дипломатии». 1 октября в Ереване должен пройти саммит ЕАЭС, в работе которого, как ожидается, в качестве гостя примет участие президент Ирана Хасан Роухани. Во всяком случае, премьер-министр Армении Никол Пашинян анонсировал визит уже официально: «1 октября мы ожидаем президента Ирана в Ереване». Планы у Еревана прямо-таки грандиозные: здесь уверены, что на рынок ЕАЭС Иран будет идти именно через Армению, с которой имеет общую границу. Правда, при этом не очень задумываются, что граница с Ираном у Армении есть, а вот с другими странами ЕАЭС — уже нет, что нет и вряд ли будет нормальная транспортная инфраструктура на этой границе, и самое главное, нет ясности, почему Ирану не идти на рынок ЕАЭС через Россию с ее Астраханью или Казахстан с портом Актау.

Но даже не это главное. Визит президента ИРИ в Армению стартует на весьма показательном фоне. Мир обсуждает атаку дронов на крупнейший в мире нефтеперерабатывающий завод, принадлежащий национальной нефтяной компании Королевства Саудовская Аравия — Saudi Aramco. Подвергся нападению и другой НПЗ – в районе Хурайс, тоже на востоке королевства, там, где находится второе по запасам месторождение страны. Добыча нефти в Саудовской Аравии сократилась вдвое. Правда, министр энергетики Саудовской Аравии Абдель Азиз бен Сальман пообещал, что компенсирует потери из стратегических запасов, но тем не менее эксперты уже не исключают взлета цен на нефть до 100 долларов за баррель. Особенно если атаки продолжатся. А это как минимум не исключено. Ответственность за атаку взяли на себя йеменские мятежники-хуситы. Их лидеры уже заявили, что по-прежнему считают своими потенциальными мишенями объекты нефтяной промышленности в Саудовской Аварии, и у них есть вооружение, способное поразить цель в любой точке королевства.

Еще в девяностые, когда главной угрозой в Персидском Заливе считался не Иран, а Ирак, эксперты предупреждали: нефтяная инфраструктура очень уязвима для «точечных» атак террористов. Удар по инфраструктуре крупного месторождения, по магистральному трубопроводу или, как в случае с недавней атакой дронов, на крупный НПЗ может иметь по-настоящему катастрофические последствия.

МИД Азербайджана в своем заявлении категорически осудил атаку на нефтеперерабатывающие заводы Саудовской Аравии. «Мы очень обеспокоены атакой на нефтяные заводы в Саудовской Аравии беспилотников, преследовавших цель поразить важную инфраструктуру. Оно ставит под угрозу безопасность в регионе. Азербайджан осуждает все формы и проявления терроризма», — отметили в Баку.

Вряд ли в Баку сгущали краски, отметив угрозу безопасности в регионе. Хуситы уже не раз подвергали атакам ракет и дронов цели в Саудовской Аравии, в том числе ее международные аэропорты. Но столь разрушительная и результативная атака удалась им впервые. А это значит, что противостояние в регионе выходит на новый уровень.

Наконец, атака дронов в Саудовской Аравии может «спустить пружину» конфликта с Ираном. Госсекретарь США Помпео прямо обвинил в происшедшем ИРИ: «Тегеран стоит за почти 100 нападениями на Саудовскую Аравию, в то время как (президент) Рухани и (министр иностранных дел) Зариф притворяются, что занимаются дипломатией, — написал он в своем «Твиттере». — На фоне всех призывов к деэскалации Иран предпринял беспрецедентную атаку на мировые энергетические поставки. Нет никаких доказательств того, что нападения были совершены из Йемена». Иран свою причастность к атаке поторопился опровергнуть, но вот удастся ли Тегерану избежать таким образом неприятностей — большой вопрос. Даже если не соглашаться с Помпео, что «нет никаких доказательств того, что нападения были совершены из Йемена», и принять за основу версию, что атаковали НПЗ йеменские хуситы, не секрет, что Тегеран оказывает йеменским шиитским повстанцам активную поддержку. Да и вопрос, откуда у хуситов, на контролируемой которыми территории разразилась настоящая «голодная катастрофа», оружие, способное атаковать НПЗ в Саудовской Аравии, озвучить нелишне. К тому же атака последовала слишком уж «своевременно». США усилили давление на Иран в таком вопросе, как экспорт нефти, совсем недавно СМИ информировали о перехвате танкеров, везущих иранскую нефть, Тегеран обещал ответить на рестриктивные меры США, и, хотя большинство экспертов ждали перекрытия Ормузского пролива, вполне возможно, что удар по НПЗ в Саудовской Аравии — это и есть ответ Ирана. Который оказался достаточно болезненным для Запада и еще мог бы считаться этаким «месседжем», что дружить с США против Ирана для стран региона становится опасным. Да и формально Иран как бы ни при чем. Конечно, в высказанную США версию и причастность Ирана к атаке на НПЗ в Саудовской Аравии можно верить или не верить, но сомнений, что регион еще на шаг приблизился к большой войне, к сожалению, нет.

И вот на этом фоне президент ИРИ Хасан Роухани собирается с визитом в Армению. В ту самую Армению, сотрудничество с которой не имеет должного экономического базиса, но зато охватывает и спецслужбы, и ВПК. Во всяком случае, на российском форуме «Армия-2019» уже демонстрировалась РЛС совместного ирано-армянского производства, а власти ИРИ, объявив недавно о разоблачении «американских шпионов», демонстрировали видеосъемки, сделанные в Ереване, и не скрывали, что осуществляли «оперативные мероприятия» в Армении при содействии местных спецслужб. И это та самая Армения, где и эксперты, и госчиновники высшего ранга регулярно обещали и обещают «ударить по нефтяной инфраструктуре Азербайджана». Сначала здесь обещали использовать для этого выпрошенные у России «Искандеры». Но теперь, на фоне кооперации армянского и российского ВПК, уже не исключены и, скажем так, другие варианты. И да, свои реалии диктует здесь разгорающаяся в Европе «газовая война». Где «Южный газовый коридор» — значимая альтернатива российскому газу на рынках Южной Европы. И все это понятным образом повышает опасность «йеменского варианта» на Южном Кавказе.  Где роль Йемена отводится Армении, бедной, стремительно пустеющей, но накачанной чужим оружием и превращенной в послушный «форпост».

Намеренно оставим в стороне военные и военно-технические шансы такой задумки на успех. Тем более что армянские беспилотники в азербайджанской прифронтовой полосе сбивали и перехватывали неоднократно. Вопрос в другом: вот понимают ли в Армении, что в роли «камикадзе» здесь выступают не только сами дроны, но и те, кто их запускает? И что такого рода миссии поручают тем союзникам, сателлитам и форпостам, которых не жалко?

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

22 Октябрь 2019

Предыдущие новости