Свобода людям, независимость нациям!

Грозит ли Азербайджану новая война?

Баку не заинтересован в дестабилизации ситуации в Иране. Но все зависит от поведения Тегерана 

«Обратный отсчет новой войны», «тикающая бомба», «бочка с порохом в эпицентре грозы» — все эти «литературно-политические» эпитеты вполне подходят для ситуации, складывающейся в Персидском Заливе. К берегам Ирана движется авианосная группа во главе с авианосцем «Абрахам Линкольн». К ней присоединились новые боевые корабли,  в том числе десантный корабль «Арлингтон». На американскую базу в Катаре прибыли бомбардировщики Б-52. В регион перебрасывается ЗРК  Patriot.

В Иране уже пригрозили США «ударом в голову». Такие угрозы озвучил командующий воздушно-космическими силами ИРИ генерал иранского Корпуса стражей исламской революции Амир-али Хаджизаде пригрозил: «Авианосец, на котором находится как минимум 40–50 самолетов и 6 тыс. военнослужащих, был для нас серьезной угрозой в прошлом, но теперь, — уверял «страж революции», — угроза превратилась в возможность». После чего добавил: «Если американцы сделают ход, мы ударим им в голову», — отметив, что иранские оборонительные возможности «адекватны и достаточны», а авианосцы ВМС США уязвимы.

Намеренно оставим за скобками анализ военных возможностей США, с одной стороны, и ИРИ, с другой, и поиски ответа на вопрос, на самом ли деле американская авианосная группа — это для ВМФ Ирана «мягкая мишень». Важно другое. Теоретически Персидский залив от нашей страны достаточно далеко. Но это еще не значит, что мы можем позволить себе наблюдать за этим витком противостояния «с дивана» хотя бы потому, что Азербайджан в этой ситуации рискует получить войну у границ безо всяких кавычек. Такая «война слов», конечно, может и не перерасти в войну, но опасность серьезной военной эскалации существует. И он достаточно высока.

Излишне напоминать: «большая война у границ» — это в любом случае серьезные политические риски. Под ударом окажутся и транспортные проекты, и экономическое сотрудничество, и многое другое. Более чем реальны и потоки беженцев. Пример Сирии дает здесь изрядную пищу для размышлений. Как, кстати, и реакция сытой полумиллиардной Европы, где никак не могли решить, что делать с нахлынувшей на них волной сирийских беженцев. Но это еще не все.

Конечно, Азербайджан по совершенно понятным причинам сегодня прилагает серьезные дипломатические усилия, чтобы не быть втянутым в чужую войну, которая для нашей страны этакое «в чужом пиру похмелье». В Баку с самого начала подчеркивали, что не позволят превратить свою страну в антитегеранский плацдарм. В Вашингтоне, судя по многим косвенным признакам, к такой понятной осторожности Баку относятся по крайней мере с пониманием.

Другое дело — иранские планы в отношении нашей страны.

Соблазнительно, конечно, объяснить происходящее в Персидском заливе попыткой США «повторить с Ираном тот же сценарий, который Вашингтон уже реализовал в Югославии, Ираке и Ливии». Но в реальности США до последнего делали ставку на экономическое давление на Иран, а авианосную группу направили в Персидский залив после того, как в Тегеране начали грозить нанести удар по союзникам США, в том числе и по тем, кто после ужесточения санкций попытается заместить Иран на мировом рынке нефти. Именно поэтому, комментируя отправку авианосца «Абрахам Линкольн» в США, советник Дональда Трампа по вопросам национальной безопасности Джон Болтон заявил: США не стремятся к войне с иранским режимом, но ответят на любое посягательство на свои интересы или интересы своих союзников. И теперь, когда «Абрахам Линкольн» уже прошел Суэцкий канал, «мяч» на иранской половине поля. Есть, конечно, шанс и надежда, что в Тегеране возобладает здравый смысл, и это лучший вариант для всех, но в Иране отступление и компромисс вполне могут посчитать для себя этакой «потерей лица». И все же решат ударить по американским союзникам и американским целям в пределах досягаемости.

Понятно, что бить по американскому авианосцу с боевым охранением — это вызвать на себя ответный огонь США со всеми вытекающими, и Тегеран на такое вряд ли решится. Нет у ИРИ и прежней свободы рук в Персидском заливе, чтобы можно было «ответить» по целям в ОАЭ, Катаре, Бахрейне или Саудовской Аравии. В пределах досягаемости — военная база «Инджирлик» в Турции, и Асаду тоже будет приятно услышать об ударе по ней, но…это тоже гарантированный ответный удар от США. И еще от Турции, где подобное посягательство на свою территорию не простят даже теоретически. Эрдоган, конечно, выстраивает с ИРИ вполне добрососедские отношения, но достаточно вспомнить многообещающее партнерство с РФ до осени 2015 года и сбитый в турецком воздушном пространстве российский военный самолет.

Другое дело — Азербайджан. Здесь нет американских военных баз, а на Каспии нет американских ВМС. Но «американскими целями», вполне подходящими для удара, в ИРИ могут посчитать и посольство США в Баку, и нефтяные платформы, особенно те, где в проектах участвуют и американские компании, и многое другое. Да, наша страна выстраивает с ИРИ добрососедские отношения, но вот сочтут ли их в Тегеране проявлением добрососедства или страха — вопрос открытый. И уж тем более не стоит забывать, что в истории двусторонних отношений Баку и Тегерана были не только совместные взаимовыгодные проекты: спецслужбы Азербайджана регулярно раскрывают связанные со спецслужбами ИРИ террористические заговоры, да и спонсирование в Азербайджане радикального религиозного подполья тоже факт примечательный. Формально, конечно, у ИРИ здесь есть возможность «все отрицать», и это все же не полномасштабное военное вторжение. Но… не стоит забывать, что на рубеже веков Иран позволял себе обстреливать азербайджанское геологоразведочное судно «Геофизик-3» в азербайджанских же территориальных водах, а МиГи иранских ВВС устраивали боевые развороты над устьем Куры. Сегодня, конечно, на Каспии закончился период неопределенности, но станет ли это сдерживающим фактором для ИРИ — вопрос открытый. И если Тегеран сочтет, что США в Персидском заливе «перешли черту», и стране уже нечего терять, возвращение к такого рода провокационным сценариям как минимум не исключено. Тем более что в Тегеране считают Азербайджан своей «исторической территорией», по какому-то недоразумению оказавшейся вне тегеранского контроля. Не говоря о том, что независимый и светский Азербайджан — это слишком опасный и неудобный пример для Тебриза и Ардебиля. Солидный военный кулак накопила на Каспии Россия. Но в Иране вряд ли считают его угрозой для себя. А российские намеки в стиле «мы готовимся к возможным сценариям вокруг Ирана» расценивают как намек: Москва намерена воевать на Каспии с США, если те «посягнут» на Иран. В какие именно сценарии на Каспии РФ готова ввязаться, тема отдельного разговора, но вот в том, что московские намеки не на шутку «обнадеживают» Тегеран, сомнений нет. Как и в том, что ИРИ — та страна, которую достаточно опасно обнадеживать.

Другое дело, что Ирану надо бы принять во внимание, что за прошедшие годы изменился силовой расклад. Сегодня боевой потенциал азербайджанских пограничников, ВМС и сил ПВО уже другой. Но вот… поймут ли это в Иране до «необратимых шагов»?

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

24 Июнь 2019

Предыдущие новости