Свобода людям, независимость нациям!

Эксперт назвал возможные причины катастрофы МиГ-29 ВВС Азербайджана

24 июля в 22.00 во время планового ночного учебно-тренировочного полета самолета МиГ-29 Bоенно-Bоздушных Сил Азербайджана внезапно оборвалась связь с авиационным средством, и оно пропало с радаров.

По предварительной версии, военный самолет в результате аварии упал в Каспийское море. В данный момент осуществляются меры по поиску и спасению пилота. Военный прокурор и прочие чиновники Минобороны уже выехали на место происшествия. Созданная по поручению министра обороны комиссия расследует причины аварии. Тем не менее, координаты крушения пока что не разглашаются.

Стоит отметить, что аварии летательных средств BBС Азербайджана были и в прошлом. Так, 29 января 2008 года два военных пилота погибли в результате катастрофы самолета МиГ-29, упавшего в море в 60 км от побережья Каспия во время тренировочного полета.

3 марта 2010 г в небе над Шамкирским районом (400 км. западнее Баку) потерпел катастрофу СУ-25. Пилот погиб.

3 февраля 2011 г. самолет СУ-25 потерпел катастрофу во время учебного полета в небе над Кюрдамирским районом. Два пилота выжили, катапультировавшись.

11 февраля 2013 г. военно-транспортный вертолет Ми-17 BBС Азербайджана упал в Каспийское море с высоты 8 метров у побережья поселка Шихово на юго-западной окраине Баку. Тогда погибли все три члена экипажа.

Сотрудник «Минвала» обратился за комментарием к военному эксперту Абузеру Абилову, который рассказал в блиц-интервью, что никто не застрахован от таких случаев, когда какие-то узлы, детали отказывают.

— Кроме того, существует еще несколько немаловажных факторов, по причине которых могла произойти трагедия: фактор погодных условий, ошибки пилота. По любому, пока техническая экспертиза не проведена, никто не может называть точных причин падения самолета.  Но техника постоянно проверяется, тестируется. Но такие случаи все же имеют место быть. Их избежать просто невозможно.

— Вернемся к фактам ранее случившихся аварий самолетов и вертолетов, мы убеждаемся с в том, что все эти машины были российского производства. Естественно это наталкивает на мысль: а что если нам все же продают некачественное вооружение?

— Давайте скажем так: эти самолеты и вертолеты – исключая последнюю закупку – плод советской оборонной промышленности. Советский Союз распался в 90-х годах прошлого века, и с 90-го года прошло много времени. Имеется ресурс любой детали, можно конечно же, эту деталь заменить, но полностью все комплектующие самолета или другой военной техники заменить невозможно: она по любому изнашивается.

— Такой вопрос: если самолеты изнашиваются, как ресурс, почему их попросту не списать?  Почему их эксплуатируют до того момента, пока не случится внезапная трагедия?

— Естественно это неправильно. Техника и вооружение периодически должны полностью меняться. Потому что это требуют время. Техника изнашивается, и ее необходимо выводить из строя, покупать новую. Потому что сколько ни чини старую машину, она остается старой, и когда-нибудь она обязательно выйдет из строя. Так и случилось на этот раз, к сожалению.

— Упавший в море самолет МиГ-29 был приобретен у России или же у Украины? Вообще существует ли существенная разница между техникой, закупаемой у России и техникой, закупаемой у Украины?

— Я бы не сказал, что существует какая-то разница, потому что телега она и есть телега. Если поставить на эту телегу какую-нибудь современную деталь, она не станет лучше. Она останется не более чем телегой. Да, всю эту технику переделывают, модернизируют, но сама техника-то была закуплена на советских оборонных предприятиях. Технологии те же самые, пусть и модернизированы слегка. Украина на базе самолетов МиГ-29 не создала же F-17? Где-то поменяли средства связи, средства вооружения, но опять же говорю: телега осталась телегой из Советского Союза.

— Давайте предположим, что падение самолета произошло в результате ошибки технической комиссии. Будут ли применены карательные санкции по отношению к руководству этой комиссии?

— Естественно. Техническая комиссия должна определить – по чьей вине этот самолет упал. Это может произойти и по вине технического состава, может быть по вине пилота (дай Бог, чтобы пилот выжил). Есть средства оповещения о местности, где произошло крушение. Если это средство сейчас не срабатывает, мы готовы к печальным прогнозам.

— Мы не знаем, сработала ли катапульта, удалось ли пилоту покинуть кабину в момент крушения. И если катапульта реально не сработала, то можно сделать вывод: самолет был технически проблемный. Сколько времени приблизительно тестируется самолет перед учебным заданием или боевым вылетом?   

— Вообще-то вся техника, которая выходит на задания, проверяется тщательно техническим составом, и только после проверки принимается решение: пускать технику на задание или же нет. Если окажется, что техника была неисправна, были проблемы с определенными деталями, которые впоследствии отказали, вина целиком и полностью лежит на техническом составе. Кроме того, вина лежит на командире, который разрешил вылет неисправного самолета.

— Также не сообщается, в каком именно секторе Каспийского моря упал самолет. Наверняка нет точных координат?

— Пока информация о точных координатах места крушения самолета МиГ-29 не распространяется, никому не говорят. Но отмечу, что средства обнаружения в Азербайджане очень мощные, современные, с точностью до сантиметра определяющие – в каком именно участке прервалась связь с самолетом. И если на самом деле не сработала катапульта, то это уже самая настоящая проблема: значит, самолет вылетел на задание технически непригодным. И гибель человеческих ресурсов – вина технического состава. Такую машину не имели права отправлять на задание.

Яна Мадатова

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

20 Ноябрь 2019

Предыдущие новости