Свобода людям, независимость нациям!

Будет ли создан «приднестровский прецедент»?

Вокруг урегулирования еще одного конфликта на постсоветском пространстве закручивается нешуточная интрига 

Американского предпринимателя Генри Форда многие справедливо считают одним из основателей современного автомобильного, да и не только автомобильного, производства. Строго говоря, и «самодвижущийся экипаж», и двигатель внутреннего сгорания, и даже конвейерную ленту изобрел не он. Но именно Генри Форд первым придумал серийное производство автомобилей, запчастей для них и т.д. «Самодвижущийся экипаж» перестал быть «штучным изделием», без чего бы он никогда не превратился из предмета роскоши в средство передвижения. Потом эти «автомобильные технологии» переносили и в другие сферы. Один из ярких примеров — американские сухогрузы «Либерти». Сегодня конвейерным способом производят мебель и мобильные телефоны, одежду и холодильники, танки и дамские сумочки. А порой «технологии серийно-конвейерного производства» переносят и в политику. Достаточно вспомнить, как в ранние девяностые по одной и той же схеме — «компактно проживающее национальное меньшинство против властей союзной республики» — вспыхивали конфликты в Азербайджане, Грузии, Молдове…В 2014 году по той же схеме «запалили» в Украине Крым и Донбасс.

Приднестровье или, по-молдавски, Транснистрию журналисты и политологи за пределами Молдовы вспоминали в последние месяцы и годы куда реже, чем Карабах, Абхазию, Цхинвали, а тем более Донбасс. Но теперь именно этот конфликт оказывается в фокусе внимания.

Напомним: в первые дни сентября президент Молдовы Игорь Додон дал интервью немецкому еженедельнику Der Spiegel. Где заявил, что Приднестровье могло бы получить «особый статус в форме очень сильной автономии в составе молдавского государства», и добавил, что «аппарат президента разработал соответствующую концепцию и представит ее партнерам по коалиции». «В настоящее время мы осуществляем политику малых шагов и ищем решения для преодоления проблем в повседневной жизни граждан. О политическом решении конфликта еще не начали переговоров. Но рискну предположить, что мы можем продвигаться очень быстро, потому что современный международный консенсус благоприятен для Молдавии. Мы можем войти в историю, впервые найдя успешное решение замороженного конфликта в постсоветском пространстве», — приводит слова Додона Infotag.

Но теперь премьер-министр Молдовы Майя Санду, комментируя интервью Додона, по сути дела дезавуировала президента: «На политическом уровне мы не обсуждали никаких предложений по Приднестровью. Не знаю, о чем говорит Додон». Что же до предположений, что президент Молдовы может изложить эту самую концепцию в ходе выступления на Генассамблее ООН, то госпожа Санду отрезала: «Какую бы должность он не занимал, не один человек решает, что должно происходить с Республикой Молдова и как решать подобные проблемы».

И что же — Игорь Додон слишком много взял на себя?Забыл о границах полномочий? Он согласился на слишком большие уступки в плане «особого статуса» Молдовы? Или…

Конечно, не стоит забывать, что Молдова — это «парламентско-президентская» республика, и президентские полномочия здесь далеко не такие, как в США, Франции или Финляндии. Известно и другое: Молдова живет в состоянии острого внутриполитического, точнее, внутривластного конфликта. Додон, который занимает пост президента — политик пророссийский, который не скрывает ни своего восхищения Путиным, ни скептического отношения к евроинтеграционным планам Молдовы, а вот премьер-министр представляет уже проевропейский блок. Додона уже и отстраняли на время от должности, и лишали полномочий по некоторым ключевым вопросам.

Но есть еще одна сторона вопроса. Додон заявил о новой концепции решения конфликта в Приднестровье на показательном фоне. Напомним: Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ, выступая на Всероссийском молодежном образовательном форуме «Территория смыслов» в Московской области, заявил, что Россия продолжает выступать за урегулирование конфликта в этом регионе и возвращение Приднестровья в состав суверенной, нейтральной и внеблоковой Молдовы. «Россия не признавала ПМР, РФ является участником процесса, который призван урегулировать этот конфликт на основе соответствующих принципов. Принцип №1: особый статус ПМР, согласованный с Тирасполем, в составе Республики Молдова, при понимании, что РМ сохраняет свой суверенитет, то есть не будет никем поглощена, как государство, и при понимании, что останется в нейтральном статусе, то бишь не будет вступать в военно-политические блоки», – цитировали его СМИ, в том числе и Minval.az.

Строго говоря, всего этого уже хватит для политической сенсации. По сути дела, Лавров дал понять: Москва готова согласиться на восстановление суверенитета Молдовы над Приднестровьем. Правда, взамен от Кишинева требуется сущая мелочь: отказаться от курса на вступление в ЕС и НАТО и даже не заговаривать об объединении с Румынией. По сути дела, Сергей Викторович, так плотно увязав приднестровское урегулирование с внешней политикой Молдовы, по сути дела проговорился и признал, что этот конфликт Москва использует в качестве рычага давления на непокорные власти Молдовы, чтобы не допустить той самой евроинтеграции и сближения Кишинева с Бухарестом. И понятно, что похожая схема действует и в случае с Грузией, Украиной и Азербайджаном. Это, впрочем, уже давно «секрет Полишинеля». Важно другое. Рассуждая о Транснистрии, Лавров как бы при этом отвечал на вопросы участников молодежного форума, но в такой ситуации вряд ли может прозвучать «непроцеженный» и «несогласнованный» вопрос. И если теперь, после заявления Лаврова, большой друг Кремля Додон, да еще в интервью немецкому изданию Der Spiegel, известному своими связями с «газпромовским» лобби и готовностью публиковать откровенную «заказуху» Кремля, столь оптимистично высказывается о новой концепции урегулирования приднестровского конфликта…означает ли это, что на постсоветском пространстве может быть создан впечатляющий прецедент урегулирования такого рода конфликтов? Пусть даже ценой корректировки внешней политики? И если да, то как это изменит ситуацию в других конфликтных регионах? Какие условия могут быть предложены Баку и Тбилиси, если «приднестровский прецедент» действительно сработает?

Здесь, конечно, огромное поле для дискуссий. Есть те, кто уверен, что «никакая евроинтеграция не стоит территориальных потерь». Возможно, есть смысл вспомнить и опыт тех же африканских колоний, где местные лидеры соглашались на достаточно сильное присутствие бывшей метрополии в стране, только чтобы получить хотя бы формальную независимость, а дальше — «вода камень точит». Но в то же время лучше не забывать, что делиться суверенитетом и позволять, чтобы основные параметры внешней политики диктовались извне априори неприемлемо. А если страна окажется под внешним политическим контролем, то никто не застрахован, что завтра ее территорию не начнут вновь рвать на куски — с той лишь разницей, что теперь уже звать на помощь будет некого. И останется только вспоминать знаменитую фразу Уинстона Черчилля: “Хотите мира – сдавайтесь и у вас через 2 часа будет мир, – предупреждал премьер-министр Великобритании. – Без суверенитета, без  свободы, без воли, но это уже ваш выбор”.

Только вот в чем дело. На том же молодежном форуме Лавров, развивая свою мысль по поводу Приднестровья, добавил: эти принципы были согласованы еще в начале 2000-х, и на их основе был готов к подписанию документ, так называемый «план Козака». Только вот, по словам Лаврова, «в последний момент, буквально за несколько часов до того, как нужно было уже всем участникам церемонии собираться на подписание, из Брюсселя наши коллеги из ЕС запретили тогдашнему президенту Молдавии, господину Воронину, подписывать этот документ. По одной простой причине: что это будет дипломатическим успехом РФ».

А теперь вспомним: «меморандум Козака» появился на свет в 2003 году, когда пост президента Молдовы занимал Владимир Воронин, коммунист, большой друг России, сторонник участия своей страны в российских «интеграционных форматах». От евроинтеграции он бы отказался без большого душевного трепета. Переговоры Воронина и Козака казались вполне успешными, но в последний момент подписание сорвалось. Козак, в отличие от Лаврова, винил во всем не «звонок из ЕС», а вмешательство посла США. И вряд ли Лавров здесь ошибся или запамятовал: скорее все развивается по известному принципу «во-первых, я не брала, во-вторых, вернула, а в-третьих, он треснутый был». Или попытки РФ откреститься от ответственности за сбитый над Донбассом малайзийский МН-17 с выдвижением версий, будто бы этот самолет сбил «украинский военный самолет», «БУК, но украинский» и т.д. и т.п. Наконец, уже тогда, по горячим следам срыва подписания, просачивались слухи, что в предложенном к подписанию меморандуме оказались пункты, которые даже он счел неприемлемым. От Молдовы требовалось не только соблюдать нейтралитет, но и демобилизовать армию, Россия получала право 20 лет держать в Приднестровье свои войска в качестве «гаранта соглашения», то есть держать конфликт в «рабочем состоянии» и иметь возможность в любой момент его «активировать»…Неудивительно, что в Молдове отказались подписывать этот документ тогда и восприняли слова Лаврова без большой эйфории теперь, когда «поделиться суверенитетом» Кишиневу предлагают уже сейчас, а вот полноценное урегулирование конфликта откладывается на потом.

А вот здесь уже нелишне вспомнить состоявшуюся в июне 2011 года в Казани встречу Президента Азербайджана Ильхама Алиева и президента Армении Сержа Саргсяна при посредничестве их российского коллеги. Перед этим уже прошло несколько встреч, в Казани ожидалось подписание многообещающего документа. Но…на столе переговоров оказался совсем не тот документ, который ранее был согласован на встречах, а новый и куда более выгодный Армении. Результат известен: подписывать «казанский документ» Президент Ильхам Алиев не стал, встречу прервал и на проходившие в Казани скачки на приз президента РФ тоже не остался. Определенную пищу для размышлений дает и история «плана Дугина-Проханова», где Азербайджану предлагали вступить в ОДКБ и ЕАЭС, согласиться на ввод российских миротворцев в Карабах, а взамен РФ обещала посодействовать освобождению двух или трех районов, причем без каких бы то ни было четких гарантий. Не говоря о том, что РФ не считает нужным соблюдать даже подписанные международные документы уровня ДРСМД и соглашения о признании той же Украины или Грузии в их существующих границах.

А это значит, что просто лучше не забывать древнюю мудрость: «Torpagdan Pay olmaz». Землю не дарят. В особенности если «дарить широким жестом» тебе пытаются твою собственную землю.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

18 Сентябрь 2019

17 Сентябрь 2019

Предыдущие новости