В Ханкенди разворачивается классика кровавого жанра

Руководители Армении продолжают изощряться на почве тиражирования мысли о принадлежности Нагорного Карабаха Армении, но она все более выпукло дает знать о глубоком внутриполитическом кризисе страны. Центровым фигурам правительства поручено повторять, как священную мантру, тезис о неотделимости азербайджанского Карабаха от Армении.

В классическом понимании мысль рассчитана не только для внутреннего пользования, а адресно ориентирована подневольному населению оккупированного региона, которое содержится под дулами автоматов.

Центральная власть не в состоянии управиться с опасной массой, той самой, которую в конце прошлого века ереванские бонзы национализма настропалили против Баку. Сегодня Никол Пашинян пытается найти механизм ее мягкого подавления.

На сегодня карабахские азатутюны это фактические преступные элементы, которые превратили регион в свою вотчину, а сограждан – в заложников. Пашинян с его пресловутой революционной стихией и демократическими разработками не только неприемлем в одичавшей среде, он там еще и персона нон-грата.

Не жалуют в отколовшемся пространстве человека, который говорит на непонятном языке. Но еще больше его не принимают потому, что он чужеродный для сепаратистов элемент, и никому его революция с размытыми целями и нулевыми приобретениями не нужна.

Однако выборы «президента» в мрачном крае – вещь слишком серьезная, чтобы их проигнорировать. Собственно, Пашинян туда и направился, чтобы под формальным поводом участия на открытии всеармянских игр прощупать расклад и определиться, на кого же опереться.

Он осторожно маневрирует, пускается в пляс под азербайджанский танец «кечари», но его ведь тоже щупают и, похоже, и находят слабенькие места. Пока есть время до «президентских выборов» в никем непризнанном образовании, говоря спортивным языком, идет гонка преследования. Но у премьера задача более сложная, ибо все поиски и старания направлены на нейтрализацию враждебного логова вооруженных оппонентов.

Взрывной потенциал внутриполитических распрей Армении только нарастает, и не видно ни одного решения, чтобы на его базе выстроить парадигму относительной стабилизации. Проблемы страны и оккупированной части Азербайджана норовят вылиться в боевое столкновение, и чтобы его избежать, Ереван вынужден перепробовать все альтернативы. Но перспективой мирного захвата пока не пахнет.

Оно и понятно, революционному премьеру, коль риски только растут,  остается лишь обещать счастливый разворот, не подвергая сомнению армянскую суть Карабаха.

Программой минимум для Пашиняна определена нейтрализация боевого крыла карабахского движения, а уже следующим этапом, или задачей максимум обозначена программа реформ.

Вторым сегментом купить простых людей, которые так особенно ничего и не решают, сложно. Скорее Ереван готовится к штурму, и на данном этапе вынужден внушать всем мысль о принадлежности сепаратистского региона к Армении в качестве дежурного посыла.

Ясно, как божий день, что взятие Карабаха для новой власти задача более сложная, чем взятие власти в Армении. Год с небольшим назад ереванский поход увенчался успехом, поскольку удалось сколотить массы и превратить ультиматум экс-премьеру Сержу Саргсяну в точно стреляющее оружие. Тот сдался. Но теперь ситуация иная, у сепаратистов боевое оружие наготове, и они неоднократно показывали, что «Карабах» это их завоевание, и ни с кем делиться не собираются.

Правда, карабахцы свои позиции в Ереване утратили, однако больше отступать им некуда. Пашинян не в состоянии направить ереванскую уличную колонну в Ханкенди, чтобы разом решить проблему. Как минимум необходима тонкая дипломатия, и, прежде чем остановиться на каком-либо из вариантов, нужно попробовать на зуб все варианты.

Созданный Пашиняном «альянс Армении с оккупированным азербайджанским регионом» один из них, и с его помощью Ереван хочет разбавить ситуацию, следом вырвать с корнями опасный сегмент и избавиться от него с помощью взрыва в безопасном для себя месте.

Но местные заправилы тоже не сидят сложа руки, и организационно маневрируют. Создают партии, называя их демократическими. Под такого рода вывески встраиваются отъявленные бандиты, кто лично расстреливал азербайджанцев, учинял расправы над мирными жителями Ходжалы.

Имена их известны, и они настолько омерзительны, что нет надобности их называть.

Кровью их не испугать, потому премьер излишне осторожен, и пытается действовать наверняка. Пока пробует привлечь на свою сторону улицу Ханкенди душещипательными россказнями о преимуществах победившей демократии, азатутюны перегруппируются.

Вызволение из ереванской тюрьмы Роберта Кочаряна при участии ограниченного карабахского десанта продемонстрировало прыть и возможности противников новой власти. Премьер взвешивает все ходы, дабы избежать фальстарта. К тому же он играет на чужом поле, где могут быть любые сюрпризы.

Чтобы усыпить бдительность противников и ублажить массу, он и выделил в рефрен лозунг «Карабах – неотъемлемая часть Армении». Что она даст революционной власти, станет ясно после момента истины. Не обязательно, чтобы он совпал с днем выборов.

Не исключено, что кто-то выстрелит раньше времени. А может все дождутся дня голосования, чтобы оттолкнуться от результатов, и тогда пост-выборный этап точно окажется знойным. И вряд ли кому-либо вспомнится принадлежность Карабаха, который итак стоил большой крови. Но кто-то определенно считает, что ее было мало. И пусть.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az

15.08.2019 10:30
1718