Свобода людям, независимость нациям!

«Запаниковавший Паник» как базовый экзамен для Никола Пашиняна

Как отреагируют власти Армении и командование российской базы в Гюмри на инцидент в селе Паник?

Среди множества советских политических анекдотов бытовало и такое произведение, которое сегодня, на фоне моды на ностальгию по «совку», вспоминать уже неудобно:  «Какой самый мощный в истории военный корабль? — Крейсер «Аврора». Один холостой выстрел и 70 лет разрухи».

А сегодня в Армении обсуждают возможные политические последствия объявленных холостыми выстрелов в селе с «говорящим» названием Паник в Ширакском марзе.

Об инциденте первой рассказала ереванская «Аравот». Днем 17 июля на улицах села Паник появилась военная техника, а тишину разорвали выстрелы. Порядка трех десятков солдат перекрыли дорогу, остановили свою колонну и принялись палить в воздух из автоматов и пулеметов.

Сказать, что сельчане были перепуганы — ничего не сказать. Соседство с военной базой как бы приучило к регулярному появлению на улицах техники и армейских автомобилей, но звуки «беспорядочной стрельбы» напугали всерьез. Тем более что село находится примерно в получасе от турецкой границы. Там, правда, располагается Арпачайское водохранилище, но для современной техники это не преграда. А так как угрозой «турецкого вторжения» в Армении старательно пугают друг друга все кому не лень, то реакция сельского общественного мнения была единодушной: это война! Среди жителей началась настоящая паника. Затем «взяли в оборот» российского офицера, который старательно пытался успокоить жителей села Паник и уверял, что это учения и не более того, а патроны холостые. Но успокоить страсти не удалось. Староста села Вардан Макеян возмущался: «До трех десятков солдат перекрыли дорогу села, остановили свою колонну, и такие звуки, выстрелы! Хорошо, что патроны были небоевые. Весь народ сразу выбежал из домов после этих звуков, даже есть дети, которые потеряли сознание».  Затем добавил: «Оскорбительно то, что никого не предупредили, что на территории вашей общины будем проводить учения. Если кто-то из Армении в Российской Федерации сделает такое, в общине хотя бы с одним домом, то раздули бы трагедию! Хорошо, поняли, что военная база, спасибо, защищают, но не должны приходить и устраивать боевые действия на территории села!» И  вообще, по мнению Макеяна, «это не вседозволенность в нашем государстве, это их беспредел, когда это они ведут себя так. Сегодня мы все знаем, что они пользуются тем, что государство Армения словно пуповиной связано с Россией, и они пользуются, а пуповина однажды прервется, так нельзя».

А вот тут надо поподробнее. Это уже ни для кого не секрет: Армения находится в сильнейшей зависимости от РФ. Российская 102-я база в Гюмри отвечает за безопасность Армении вполне официально. Создание совместных группировок сухопутных сил и сил ПВО вообще поставило под вопрос контроль Еревана над собственной армией. Если добавить сюда экономическую поддержку (не сказать чтобы сильно щедрую, но без нее Армении не выжить) и льготные кредиты на поставки оружия, то общую картину можно себе представить.

Но при этом вокруг российских военнослужащих в Армении создалось нешуточное напряжение. Достаточно вспомнить жуткую трагедию, разыгравшуюся в Гюмри 12 января 2015 года, когда дезертировавший с этой самой базы солдат Валерий Пермяков убил шестерых человек — членов семьи Аветисян. Как выяснилось, на базе знали, что стоявший в карауле солдат ушел «в самоволку» с оружием, но оповестить местные власти, что в городе находится вооруженный беглец, не сочли нужным. Уже после убийства Пермякова задержали на подходе к турецкой границе российские «зеленые фуражки», но передали не местной полиции, а командованию базы. Жители Гюмри были возмущены, в городе проходили митинги, участники которых требовали закрытия базы и полного вывода войск. Страсти тогда удалось успокоить с большим трудом.

К тому же «дело Пермякова» — самый жуткий и кровавый, но не единственный инцидент с российскими солдатами «в главной роли». Еще по горячим следам убийства членов семьи Аветисян «Кавказский узел» напоминал: 14 апреля 1999 года двое пьяных российских пограничников заявились на рынок в Гюмри. Пытались купить (или получить бесплатно) еще выпивки, из-за чего повздорили с продавцами. Потом отправились на территорию базы, взяли у одного из военнослужащих автомат, вернулись на рынок и…открыли беспорядочную стрельбу. Результат: двое убитых, девять раненых. 11 июля 2003 года произошел новый инцидент: около 00.30 по местному времени на территорию базы попытались проникнуть несколько молодых людей. По свидетельству очевидцев, они встретили сопротивление дежурного по части, возникла перебранка, в итоге которой было применено огнестрельное оружие. В результате убиты жители Гюмри Артур Погосян и Армен Ароян. Еще двое с огнестрельными ранениями доставлены в больницу. И хотя вроде бы «по уставу — правильно стрелял», командира базы генерал-майора Александра Титова оперативно освободили от должности и отметили в приказе что он допустил грубые нарушения воинской дисциплины и «не выполнял служебные обязанности». 7 апреля 2013 года двое подростков погибли на российском танковом полигоне близ села Ваграмаберд в Ширакской области. Как рассказывала тогда «Лрагир», «дети подорвались на взрывных устройствах, оставленных на полигоне базы после учений. Армянские политики и гражданские активисты пытались заставить руководство базы хотя бы извиниться». И это не считая мелких инцидентов с драками или историй, когда изрядно «подогретые» российские солдаты ломились в чью-то дверь, а потом выяснялось, что они «ошиблись квартирой». Немалы шум наделала история, когда российские пограничники остановили автомобиль депутата парламента Армении Заруи Постанджян, притом что пересекать границу она не собиралась — ехала в одно из приграничных сел. Но российские «зеленые фуражки» установили здесь знакомый по советским временам режим «погранзоны».

Но самое опасное, антироссийские или, если угодно, «антибазовые» настроения уже не ограничиваются митингами и возмущенными комментариями в соцсетях. Напомним: 22 апреля 2017 года в том же Гюмри зарезали российского военнослужащего Дмитрия Ялпаева. Убийцу вскоре арестовали — им оказался некий Арман Джанджугазян.

Но самое примечательное, что как раз накануне убийства Ялпаева в Гюмри пропал российский контрактник с той же базы Дмитрий Лошманов. Правда, быстро отыскался — на квартире местной стриптизерши. Но за время поисков в соцсетях мелькнула версия: Лошманова похитили, его будут пытать и убьют в качестве мести за членов семьи Аветисян, убитых Валерием Пермяковым. И вот эту версию в случае с убийством Ялпаева принялись старательно «затирать». Джанджугазяна сначала попытались объявить невменяемым. Затем, уже на суде, запустили новую версию: оказывается, Джанджугазян принял ислам, общался по Интернету с эмиссарами ИГ и Ялпаева убил исключительно по их наущению. В моноэтничной Армении подходящих мусульман не нашлось, но Джанджугазян, оказывается, некоторе время жил в Афинах. То, что это единственный мегаполис в Европе, где нет ни одной мечети, авторов не остановило.

И вот на этом фоне властям Армении предстоит разбираться с инцидентом в селе Паник — к счастью, бескровным, но во всех смыслах нашумевшим. И вот эта реакция оказалась какой-то беспорядочной. Справедливости ради, командование базы тоже пыталось по мере сил пригасить страсти. Представители армянского силового блока и примкнувший к ним губернатор Ширака старательно «спасали союзника» от народного гнева и заверяли: ничего страшного, патроны были холостые, военные проведут расследования и больше не станут пугать слабонервных жителей села Паник (хотя, по совести говоря, такое шоу напугало бы не только слабонервных). Заместитель командира 102-й российской базы в Армении по работе с личным составом Алексей Полюхович, после встречи с губернатором области Ширак Кареном Саруханяном сообщил: «Мы достигли взаимопонимания по этому вопросу. Проводим разбирательство по этому вопросу, по итогам пресс-служба сообщит о его результатах». Сам губернатор поддакнул: «Такое произошло впервые, и они заверили, что в следующий раз подобного не повторится. В отношении виновных сейчас проводится служебное расследование, и они обязательно понесут ответственность».

Отметиться по теме поторопился и Арцрун Ованнисян, который тут же заявил: патроны у военнослужащих были холостые! Беспокоиться не о чем!

Точно так же старательно «успокаивал сограждан» новоиспеченный директор Службы нацбезопасности Артур Ванецян. Он весьма сбивчиво заявил журналистам: «Я расцениваю это как халатность, если не сказать грубо, но это плановые учения, в ходе которых немного… Общину не уведомили, за что командир военной базы попросил прощения, сейчас мы работаем с ним, чтобы подобное больше не повторялось». И вообще, власти приняли меры, дали оценки, а командир российской базы заверил, что впредь подобное не повторится. И главное, никакого политического подтекста господин Ванецян здесь не видит. В общем, «все хорошо, Ашот, не плачь, ничего у тебя не болит, а Вася больше не будет».

Зато политическую оценку попытался дать Никол Пашинян. И выдал прямо-таки зубодробительную конструкцию: «Я считаю это провокацией против дружественных армяно-российских отношений, против суверенитета Армении. Виновные должны быть призваны к ответственности. Пока не решено, в соответствии с какой процедурой должно быть проведено расследование инцидента, поскольку существуют двусторонние договора. Я знаю, что в полиции готовят документы, и я надеюсь, что расследование будет результативным», — изрек «народный премьер». «В переводе»: если Россия не желает «осложнений» на армянском направлении, то пусть устроит публичную порку хотя бы офицеров среднего звена. Иначе, мол, в Ереване могут обидеться. Вроде бы в том же русле. Но если Ванецян, а тем более Арцрун Ованнисян старались пригасить страсти, то Пашинян уровень скандала совершенно сознательно «повышает». Что это — признак раскола в ереванских верхах? Появление здесь «пророссийской» и «прозападной» группировок?

Увы и ах. Все эти разночтения — не более чем растерянность. Скандал вокруг «запаниковавшего Паника» может оказаться для Никола Воваевича и его «команды» весьма непростой задачей просто потому, что беспроигрышного варианта поведения у официального Еревана нет. В ближайшем будущем победителям «уличной революции» предстоит подтвердить свою победу на выборах. Пашиняновский блок «Елк», напомним, с самого начала выступал под прозападными лозунгами, пусть и с поправкой на национальные особенности Армении. А значит, «замолчать» ситуацию и сделать вид, что ничего значимого не произошло, команда «народного премьера» позволить себе не может. Слишком рискованно для нее даже спустить дело «на тормозах». Самое же неприятное, что все здесь зависит не от Пашиняна, а от командования российской базы. Захотят там наказать или хотя бы назвать виновных — назовут и накажут. Посчитают такой жест в отношении своего форпоста излишним — заявят, что «нарушений устава гарнизонной службы не выявлено». Или вообще ничего не заявят. А если блок «Елк» в результате на выборах пустит пузыри — Москву это огорчит в последнюю очередь. При таком невеселом раскладе Никол Воваевич может, конечно, повышать градус скандала, пересыпая свои заявления словами вроде «провокация против российско-армянской дружбы», но слишком громко возмущаться и капризно топать ножкой, требуя расследования и наказания виновных, тоже боязно — можно рассердить Москву. А делать это при нынешнем военном раскладе сил для Армении слишком опасно. Тем более после провала брюссельского вояжа Пашиняна: на западном направлении не удалось добиться даже таких результатов, чтобы их можно было использовать хотя в торге с Москвой. Вот и приходится изворачиваться и искать способ выступить с трескучим заявлением, но при этом не сказать ничего такого, что Москва или даже командование базы в Гюмри могло принять за серьезный демарш. Что остается делать, если от Москвы зависит больше чем все, а единственный доступный Пашиняну сегодня предмет торга — это материальные доказательства «глубокого перепуга» села Паник? Так что настоящая паника царит, похоже, в Ереване.

Только вот политические выводы из всей этой истории нелишне сделать и Москве. Причем не на армянском, а на азербайджанском направлении. История с «паникой в селе Паник» стала очередным доказательством,  что говорить об Армении как о независимом государстве не получается даже с очень большой натяжкой. Это уже давно в лучшем случае форпост, в худшем — отдельный гарнизон Южного военного округа. А значит, уже не получится не озвучить все тот же неудобный для многих вопрос: в какой степени уже не Ереван, а Москва несет ответственность за продолжающуюся оккупацию азербайджанских земель? Возможно, этого не озвучат в официальных заявлениях, но выводы, без сомнения, сделают. Так что холостые выстрелы у села Паник могут во всех смыслах дорого обойтись не только «команде» Никола Пашиняна.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

20 Июль 2018

19 Июль 2018

Предыдущие новости