Свобода людям, независимость нациям!

Спасти «Северный поток-2». Миссия невыполнима?

Вашингтон готовит новый пакет санкций против российского газового проекта

Где в большой политике проходит грань между этой самой политикой и частной жизнью? Пока одни повторяют избитые сентенции вроде «политики вообще не имеют право на частную жизнь», другие напоминают: у большой политики и большой дипломатии, кроме «официальной», есть еще и неофициальная составляющая: частные визиты, «встречи без галстуков» и т.д. и т.п. В конце концов, частью «неформальной» дипломатии являются и встречи «большой семерки» и «большой двадцатки». Эту «неформальную дипломатию» весьма активно использовал Борис Ельцин, для которого такого рода встречи с «другом Гельмутом», «другом Биллом» и «другом Шираком» были еще и свидетельством, что Россия избавляется от имиджа «империи зла» и становится «рукопожатной» в мире. Владимир Путин, по крайней мере в свой «послемюнхенский» период, сделал ставку на «боятся — значит, уважают!», не особо заботясь даже по поводу вылета своей страны из «семерки».

Но поездка Путина на свадьбу главы МИД Австрии Карин Кнайсль более всего похожа на попытку вернуться к «ельцинской» неформальной дипломатии и продемонстрировать, будто бы президент России по-прежнему «рукопожатен» и может даже рассчитывать на неформальное общение с политической элитой Европы. И уже оттуда отправился на переговоры с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

Конечно, в российских соцсетях и либеральных СМИ эту поездку встретили целым градом язвительных комментариев, где выражение «свадебный генерал» было самым мягким и невинным. Но Владимиру Владимировичу не до уколов в свой адрес. Ему надо спасать «Северный поток -2», главный «газпромовский» проект. Если верить The Wall street journal, в США разработан законопроект о санкциях, который может остановить строительство газопровода «Северный поток – 2» путем ввода ограничений против компаний, вовлеченных в его строительство. Как передает радио «Свобода», в настоящее время в Вашингтоне решают, вводить ли ограничительные меры на банки, которые финансируют проект. А пока что Белый дом дорабатывает санкции совместно с Госдепартаментом, Министерством торговли и энергетическими департаментами. О введении новых мер Вашингтон уведомит Евросоюз заблаговременно. Как уверены в США, новый трубопровод усилит и без того высокую зависимость Европы от российского газа, укрепив «политический рычаг Кремля» и существенно увеличив его доходы. Добавим от себя: Москва активно использует газ и как средство давления, и в качестве инструмента политического подкупа.

На этом фоне маршрут европейского турне Путина выглядит вполне логичным. Сначала —
милые пасторали со свадьбы Карин Кнайсль (одним из иностранных инвесторов трубопровода «Северный поток —2» является австрийская OMV). Затем — переговоры с Меркель (направляется трубопровод в Германию).

Сильный дипломатический ход? Удачный «щелчок по носу» Дональду Трампу, который еще на саммите НАТО весьма жестко высказался по поводу газового сотрудничества ФРГ и РФ? Уверенная демонстрация, что, дескать, Европа не подчиняется диктату Вашингтона и готова расширять связи с Москвой?

И вот тут уже не получится обойтись без замечательного одесского выражения: «Чтобы да — таки нет».

«Свадебный переполох» в Австрии может возыметь эффект, обратный ожидаемому. Госпожа Кнайсль, напоминают эксперты, представляет австрийскую ультраправую Партию свободы. Это та самая партия, лидером которой был скандально известный Йорг Хайдер, чьи профашистские и ксенофобские взгляды шокировали в Европе многих. Эксперты не забыли, что первым главой Партии свободы был Антон Райнталлер, бывший член НСДАП, СС, бывший министр сельского хозяйства Нижней Австрии при нацистах. Впрочем, из отставных офицеров гитлеровской армии состоял практически весь управленческий аппарат «Партии свободы», а ее идеология напоминала этакий «мягкй» вариант неонацизма. Еще через два года его преемником сол Фридрих Петер, который еще в 1938 году добровольно вступил в Ваффен-СС, принимал участие в боях на Восточном Фронте, дослужился до оберштурмфюрера, а также состоял в айнзатцгруппе, которая занималась расстрелом «неполноценных народов» летом 1941 года. «Партия свободы» пыталась устроить нечто вроде своего «ребрендинга», но не сказать чтобы особенно удачно. Именно эту партию в правительстве Австрии представляет госпожа Кнайсль. Стоило ли Путину появляться на ее свадьбе, вопрос по меньшей мере открытый. Особенно на фоне «утечек», что Россия оказывает поддержку, как морально-информационную, так и финансовую, множеству ультраправых и ксенофобских течений в Европе, включая французский «Национальный фронт» Марин Ле Пен, «Альтернативу для Германии» и т.д. К тому же Кнайсль известна как жесткий критик Меркель. В общем, как пел Высоцкий, «если это присказка, значит, сказка дрянь».

И в самом деле, рассчитывать на прорыв на переговорах с Меркель не приходится. Прежде всего, напоминают эксперты, готовность Европы противостоять диктату США как минимум не стоит переоценивать. Особенно в свете и недавней «таможенной войны» Вашингтона и Брюсселя с повышением пошлин на европейские товары, прежде всего сталь, экспортируемые в США, и ответными «накрутками» на джинсы, виски и американские мотоциклы культовой марки «Харлей Дэвидсон», и реакции стран ЕС на американские санкции против Ирана: пока политики призывали к сдержанности, компании, сложив два и два, предпочитали уйти с иранского рынка, чтобы не терять американский. Если финансовые санкции США станут реальностью, у компаний может просто не остаться выбора.

Политическую готовность той же Меркель играть на обострение отношений с Вашингтоном тоже не стоит переоценивать. Особенно на фоне столь жесткой пикировки по «Северному потоку — 2». Уже на переговорах с Путиным госпожа канцлерин заявила, что транзит через Украину необходимо сохранить. Что уж точно вряд ли понравилось Владимиру Путину.

Наконец, самое главное и самое неприятное для Москвы — это не американские санкции. Просто изменилось отношение к самой стратегии сотрудничества с Россией в сфере поставок энергоносителей. Вначале против «Северного потока» выступали в Украине, Польше и странах Балтии, но и в США, и в «старой Европе» в лучшем случае выражали на словах понимание этой обеспокоенности, но не более того. Россию считали надежным поставщиком и не видели смысла от этого сотрудничества отказываться. Но теперь ситуация иная. Эксперты напоминают: по крайней мере после второй мировой войны основными поставщиками нефти (газ еще не успел войти в моду) на европейский рынок были арабские страны. Эта монополия не особо тревожила европейцев,..пока не грянул «нефтяной кризис» семидесятых годов, когда эти самые арабские страны попытались использовать поставки «черного золота» в качестве средства политического давления. Именно тогда произошло, казалось, немыслимое: страны НАТО стали закупать нефть, а потом и газ у СССР, через линию фронта «холодной войны». Потому что, несмотря на все разногласия, СССР выглядел надежным поставщиком. Однако после серии «газовых войн», этого реноме у России нет.


И самое главное, Москва уже не может рассчитывать и на бессмертное «померзнут пару месяцев зимой — и купят как миленькие». На момент старта проекта «Северный поток» и «Северный поток — 2» на рынке действительно не было реальной альтернативы российскому газу. Теперь же ситуация изменилась коренным образом. Реализация проекта «Южный газовый коридор» вошла в финальную стадию, и в США прямо заявляют: именно азербайджанский газ может стать альтернативой российскому. К выходу на Европу через транскаспийский маршрут присматриваются в Туркменистане. Словом, расстановка сил на газовом рынке меняется. А это значит, что даже если РФ и достроит «Северный поток — 2», прежнего монопольного положения на европейском рынке у нее уже не будет. Со всеми вытекающими и «вылетающими в трубу» последствиями. Тем более что «трубу», в которую вылетает российская «газовая стратегия», Москва уже не контролирует.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

19 Декабрь 2018

18 Декабрь 2018

Предыдущие новости