Свобода людям, независимость нациям!

Право на правосудие для Орхана Джемаля

Расследование гибели журналистов в ЦАР сознательно уводят в сторону?

Выражение «Следствие закончено. Забудьте» успело уже стать нарицательным, но актуальности своей не потеряло. Другой вопрос, что иногда аудитории предлагают кое-что «забыть» и «не вспоминать», пока следствие не то что не закончено, а даже еще толком не начиналось. Гибель российских журналистов в Центральноафриканской Республике (ЦАР) —как раз тот случай.

Напомним: 30 июля в ЦАР, в 23 километрах от города Сибю, были найдены убитыми российские журналисты Кирилл Радченко, Александр Расторгуев и Орхан Джемаль. 5 августа их тела были перевезены в Москву (причем российские дипломаты умудрились по дороге потерять свидетельство о смерти Орхана Джемаля). Конечно, в те дни, по горячим следам трагедии, хватало и воспоминаний коллег о погибших журналистах, и обещаний, что их гибель будет расследована.

Есть такое выражение — сопричастность. Или «личное отношение». И, конечно же, для подавляющего большинства граждан Азербайджана на первом месте оказалась гибель Орхана Джемаля — нашего соотечественника, талантливого военного журналиста, интеллектуала, искреннего патриота Азербайджана. В СМИ и соцсетях вспоминали его яркие выступления на российских ток-шоу, где Орхан Джемаль отстаивал интересы и позиции Азербайджана, его поездку в нашу страну…И, конечно же, задавали вопросы: почему так пассивно и слабо проявили себя после смерти Орхана Джемаля и азербайджанские дипломаты, и активисты азербайджанской диаспоры? Если уж совсем грубо, почему нас не было слышно?

Впрочем, если разбираться, что называется, «на холодную голову», можно найти немало объяснений той осторожности дипломатов. Во-первых, Орхан Джемаль — этнический азербайджанец, со своим «личным отношением» к нашей стране, но он был гражданином России, а не Азербайджана, что уже серьезно ограничивает для азербайджанских дипломатов свободу действий по крайней мере по официальным каналам. К тому же Орхан Джемаль — и в России об этом прекрасно известно — был сторонником «всемирного халифата». И вот тут уже для персон типа Н.Кеворковой и М. Шевченко, с одной стороны, и азербайджанских дипломатов, с другой, политические риски далеко не одинаковые. Наконец, в ЦАР Орхан Джемаль и его коллеги, напомним, приехали по линии «Центра управления расследованиями», который финансировал опальный Михаил Борисович Ходорковский. Собирались, как стало известно широкой публике уже потом, снимать документальный фильм о присутствии в ЦАР российских военных инструкторов и, что было самым главным и интригующим, ЧВК «Вагнер». А это тема неудобная и «скользкая»: ЧВК «Вагнер» связывают с «кремлевским поваром» Евгением Пригожиным. Наконец, власти по горячим следам трагедии обещали во всем разобраться, отправить в ЦАР сотрудников Следственного комитета и т.д., так что можно было выразить соболезнование, посетить похороны и ждать результатов расследования. Тем более что в первые дни, когда коллеги прощались с Орханом Джемалем, Кириллом Радченко и Александром Расторгуевым, еще была надежда, что гибель наших коллег расследуют, а убийц назовут и накажут.

Но теперь ситуация меняется, причем коренным образом.

Тут нужна небольшая ретроспектива. В начале июня 2018 года французская  Lе Monde, чью статью цитировала «Новая газета», сообщила о появлении в ЦАР российских мужчин с военной выправкой. В прессу просочились сведения, что речь идет то ли о кадровых разведчиках, то ли о бойцах той самой ЧВК «Вагнер», связанной со все тем же Пригожиным.

Причем, по данным журналистов, именно «вагнеровцы» обеспечивают безопасность нынешнего президента ЦАР Фостена-Арканжа Туадеры. Появились слухи и о месторождениях полезных ископаемых, которые вызвали интерес у «группы Пригожина». А ситуация, когда эта самая «группа» проявляет интерес к месторождениям ценного сырья, будь то нефть, алмазы или золото, в неспокойных странах, и именно ЧВК «Вагнера» обеспечивает их безопасность, не такая уж редкая. Словом, Орхану Джемалю и его коллегам было что расследовать.

Потом удалось примерно восстановить события. За день до своей гибели Джемаль и его коллеги попытались пробиться на базу «вагнеровцев», расположенную в резиденции бывшего местного диктатора Бокассы. А на следующий день отправились в соседний город, на встречу с неким «фиксером», то есть организатором журналистских поездок, о котором известно только то, что зовут его Мартин и он сотрудник ООН. Но до места назначения не добрались…

Вначале в СМИ оперативно запустили версию: журналистов убили с целью ограбления. В нее не поверили: если собираются грабить, то не стреляют по машине из засады. Да и вообще убивать в этом случае необязательно. Затем водитель, которому чудесным образом удалось уцелеть, заявил: расстреляли журналистов некие 10 незнакомцев в белых тюрбанах, говорившие по-арабски! Исламистские боевики в ЦАР действительно есть, но изъясняются они не по-арабски, а на одном из местных наречий. Затем водитель выдал еще несколько столь же фантастичных версий. И только потом власти ЦАР догадались его задержать.

Журналисты многих изданий интересовались: каким образом водителю удалось уцелеть, когда его пассажиры мертвы? Почему он не попытался просто «исчезнуть», что в ЦАР с ее гражданской войной, беженцами и полным развалом государственной власти не такая уж сложная задача? Знатоки Африки указывали: если тела ночью бросили на дороге, то, простите за жестокие подробности, на них должны были остаться следы присутствия африканских ночных падальщиков. Извините, саванна есть саванна. Но ничего похожего экспертиза не обнаружила. Значит, о том, что тела убитых долго лежали у дороги, нет и речи. А есть подозрение, что убили их вообще не в 20 километрах от Сибю, а совсем в другом месте. Еще одна странность: никакого «Мартина» в местной миссии ООН нет. Словом, вопросы, вопросы, и такая вот неудобная информация к размышлению: еще в апреле 2018 года в Свердловске упал с балкона собственной квартиры и разбился насмерть журналист Максим Бородин, который за полгода до этого рассказал о деятельности ЧВК «Вагнер» в Сирии. Теоретически расследование должно было бы ответи на эти и другие вопросы. Но…

Вначале власти России объявили, что отправляют в ЦАР группу сотрудников Следственного комитета России. Свое расследование пообещал начать и МБХ, который с самого начала финансировал ЦУР, организовавший поездку журналистов. Наконец, о свой готовности профинансировать расследование и отправить в ЦАР группу журналистов объявило РИА «Федеральное агентство новостей». А его уже связывали с тем самым Пригожиным.

И вот — вуаля! РИА ФАН публикует скриншоты переписки журналистов с тем самым ЦУРом. Из чего следует неожиданный и неприятный вывод: поездку в ЦАР подготовили из рук вон плохо. Не позаботились ни о визах, ни о страховке, экономили на всем, и прежде всего на безопасности…Из чего уже следует целая серия выводов, вплоть до «ребят послали на верную смерть». Журналистское сообщество обсуждает детали, как в охваченной войной ЦАР искали жилье, возмущается, как экономили на всем, и прежде всего на охране и безопасности, задает возмущенные вопросы по поводу страховки и т.д., наконец, выносит вердикты в стиле «Ребят послали на верную смерть!» Резонанс оказался таким сильным, что главный редактор ЦУР Андрей Коняхин ушел в отставку, заявив, что «ЦУРа больше нет», и что сам он не будет «думать ни о чем другом», пока «не найдет всех причастных» к гибели журналистов. А Михаил Ходорковский прекратил поддержку в качестве инвестора «Центра управления расследованиями», пояснив, что считает «существенной ошибкой» при подготовке командировки выбор фиксера, который должен был помогать журналистам на месте. «Ответственность за эту ошибку и в целом за качество подготовки поездки частично лежит на продюсерской группе ЦУРа, — заявил он. — даже частичная ответственность — это слишком много в такой ситуации. Поэтому я принимаю к сведению заявление об отставке главреда ЦУР Андрея Коняхина и прекращаю, в качестве инвестора, поддерживать проект «Центр управления расследованиями».

Здесь можно поинтересоваться: а как на такую плохую организацию поездки могли «купиться» столь опытные военные репортеры, какими были Орхан Джемаль и его коллеги? Любовь к риску, «адреналин», профессиональная бесшабашность объясняют это лишь отчасти.

А тем временем из ЦАР уже вернулись сотрудники российского Следкома. В тот же день стало известно, что компания Lobaye Invest, которую связывают с российским бизнесменом Евгением Пригожиным, получила в Центральноафриканской Республике две лицензии на разведку и разработку месторождений золота, алмазов и других полезных ископаемых. Лицензии эти, сообщает издание The Bell, были выданы еще в июне, но власти ЦАР обнародовали документы несколько дней назад. Одновременно Россия взялась модерировать и мирный процесс в той же ЦАР, где лидеры нескольких соперничающих группировок подписали договор о мире. И, конечно же, подписаны соглашения о военном сотрудничестве с той же ЦАР. Все это вместе взятое напоминает этакую «приватизацию» целой страны.

А в кругах российской радикальной оппозиции уже сопоставляют факты. И приходят к весьма опасным и неприятным выводам. В самом деле, Орхан Джемаль и его коллеги едут в ЦАР, где в центре их внимания будет деятельность ЧВК «Вагнер». Все «ниточи» и «контакты» в ЦАР им предоставляет Кирилл Романовский, сотрудник РИА ФАН, агентства, принадлежащего тому же Пригожину, который и контролирует ЧВК «Вагнера». Это было очен неосторожно, но Александр Расторгуев счел, что Романовскому можно доверять. Но, увы, контакты оказались фейковыми, журналистов, судя по всему, просто заманили в ловушку. Но теперь тот же Романовский ведет расследование, а ФАН сливает в Интернет скриншоты переписки, из которых следует, что все дело в плохой организации поездки. И все дружно это обсжудают, не заметив, как под аппетитной «наживкой» проглотили и «крючок», то есть версию, будто бы журналисты, включая Орхана Джемаля, были убиты в ходе ограбления. А на самом деле эта версия как раз и не подтверждается «вещдоками». Журналистов хладнокровно расстреляли, ценные для местных грабителей вещи не тронули, а вот все, что было связано с их работой, «пропало». Политические взгляды авторов этих выкладок можно не разделять, а вот аргументы оспорить не получается. Судя по всему, на фоне «приватизации» ЦАР с ее беднейшим населением и богатейшими недрами расследование гибели Орхана Джемаля и его коллег сознательно и профессионально увели в сторону. Точнее, из этого расследования сделали низкопробное шоу, где вопрос «кто убил?» уже, простите за цинизм, далеко не главный — «под шумок» решаются внутриполитические проблемы самой же России. Где гибель наших коллег, в том числе нашего соотечественника Орхана Джемаля, простите за цинизм, не расследуют, а «отрабатывают», используя эту трагедию для сведения счетов с тем же Ходорковским и т.д. И никоим образом не затрагивается главный вопрос: что же делают российские военные специалисты в ЦАР? Какая такая необходимость для Москвы ввязываться в новую конфликтную страну?

Только вот в чем дело. Журналисты, погибшие в ЦАР, могут быть по национальности русскими, украинцами, азербайджанцами, зулусами или удмуртами. Они могут носить в кармане паспорта России, Нидерландов, Республики Кирибати и Новой Зеландии. Но все это не отменяет одного простого факта. Они имеют право на правосудие. А в случае с гибелью Орхана Джемаля у нас, граждан Азербайджана, в этом вопросе есть и личное отношение.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

12 Декабрь 2018

Предыдущие новости