Свобода людям, независимость нациям!

«Политическое жертвоприношение» в Ереване

Согласовали ли власти Армении с Россией громкие аресты по делу 1 марта? 

Обряд жертвоприношения есть у многих народов. Где-то, как в мусульманской среде, это часть религиозных требований, где-то — народный обычай, чьи корни «проследить» непросто. Нечто подобное существует и в Армении — «матах», со своим церемониалом, предусматривающем, в числе прочего, перед закланием жертву — барана или петуха — принято обильно накормить солью. Обряд этот сугубо «камерный», посторонние на нем присутствуют редко.

А вот политическое «жертвоприношение» — дело иное. В роли жертв тут выступают не упитанные барашки, а чаще всего недавние политические «тяжеловесы», которых перед закланием вместо соли обильно «кормят» обвинениями. Вот и в Армении разворачиваете похожий сюжет, где в роли своеобразного «матаха», выступили — не по своей воле, разумеется! — второй президент Армении Роберт Кочарян и генсек ОДКБ Юрий Хачатуров.

Впрочем, расскажем по порядку. В ночь на 28 июля, пока на постсоветском пространстве наблюдали за лунным затмением, в Армении взорвалась давно «тикавшая» внутриполитическая бомба — «дело 1 марта». Напомним: 1 марта 2008 года в Ереване армия открыла огонь по участникам митинга протеста против фальсификации президентских выборов, на которых победу нарисовали Сержу Саргсяну. В результате погибло 10 человек, десятки были ранены. По горячим следам к ответственности привлекли лидеров оппозиции, включая и нынешнего премьер-министра Нила Пашиняна. И вт теперь, после «бархатной революции», следствие по «делу 1 марта» возобновлено, и сконцентрировалось оно на тогдашнем руководстве Армении. Вначале был объявлен в розыск бывший министр обороны Армении Микаел Арутюнян. Роберта Кочаряна, на тот момент действующего президента, и Юрия Хачатурова, ныне генсека ОДКБ, а тогда командира ереванского гарнизона, первоначально пригласили в суд как свидетелей. Но их статус очень быстро поменялся на обвиняемых. И вт теперь суд общей юрисдикции Еревана арестовал экс-президента Армении Роберта Кочаряна. Еще накануне Специальная следственная служба сообщила, что Роберту Кочаряну предъявлено обвинение в свержении конституционного строя Армении — эта статья предусматривает от 10 до 15 лет лишения свободы.

Тот же суд вынес постановление и об аресте генерального секретаря ОДКБ Юрия Хачатурова — по аналогичному обвинению в свержении конституционного строя. Его, правда, решено выпустить под залог, сумма которого, пообещали в суде, не превысит 5 миллионов драмов (около 10 тысяч долларов). Судьи пояснили сразу же: Хачатуров может выйти на свободу уже ночью, если кто-то из членов семьи внесет залог. А вот выехать из Армении, даже для исполнения своих обязанностей главы военного союза  постсоветских стран, будет уже потруднее.

В самой Армении, по понятным причинам, в фокусе внимания арест Роберта Кочаряна. Сам он за то время, пока суд рассматривал вопрос, успел назвать происходящее вендеттой и правовым сюрреализмом, обвинения охарактеризовал как надуманные, искусственные, с политическим подтекстом и не имеющие ничего общего с действительностью, и пообещал: «Пойду, сяду, буду бороться до конца. Моя биография полностью связана с моей страной, я не могу бежать» (здесь бы, конечно, напомнить Роберту Седраковичу, что «карабахский» этап его биографии связан с Азербайджаном, а после окончания своего президентского срока он предпочел перебраться в Москву, но не будем цепляться к словам, даже если это явная ложь). Наконец, схватился за последнюю соломинку: ««Я представляю то веселье, которое воцарится в Азербайджане. Сделайте, сделайте им такой подарок!». Но не помогло. Хачатуров громких интервью не раздавал, переложив обязанность отвергать и опровергать все обвинения на своего адвоката.

По совести говоря, трагические события 1 марта 2008 года и тот факт, что в течение 10 лет они оставались по сути не расследованными — красноречивое доказательство, что у власти в Армении находился преступный режим. Главный обвиняемый по делу «1 арта» Роберт Кочарян — военный преступник, соучастник, вернее, один из организаторов Ходжалинского геноцида, и в тюрьме ему самое место. Другой вопрос, что пока его судят не за Ходжалы, а за кровь на улицах Еревана, и поможет ли этот судебный процесс привлечь Роберта Кочаряна к ответственности и за преступления, совершенные в Азербайджане и против Азербайджана — вопрос открытый.

Есть, впрочем, и другая сторона вопроса. Понятно, что для Никола Пашиняна громкие аресты по «делу 1 марта» — это еще и безотказный внутриполитический «отвлекающий маневр». Волна революционной эйфории, которая вознесла Никола Воваевича на властный Олимп, потихоньку спадает, и в Ереване уже все настойчивее говорят об ошибках и огрехах новой власти. Никол Воваевич, уверены в Ереване многие, назначает на ответственные посты людей без должного управленческого опыта, непрофессионалов и т.д. Эксперт по вопросам управления и экономист Мовсес Аристакесян на своей пресс-конференции заявил: «Новоназначенные чиновники — грамотные молодые люди, однако у них нет опыта управления и слушать советы они не умеют. Именно они саботируют работу Пашиняна и втыкают «ножи» ему в спину». Куда жестче прошелся по адресу нового премьер-министра ереванский «Голос Армении», автор статьи в котором, Александр Товмасян, заявляет, что он уже давно не смотрит телевидение: «Слежу за сообщениями на сайтах. Так спокойнее, чем переключать телеканалы и лицезреть на каждую небритую физиономию «прораба» «цветной революции», который уже опередил покойного генсека Леонида Ильича Брежнева по количеству появлений на телеэкране, не говоря уже об интернет-шоу. И некому из подобострастной команды подсказать неутомимому шоумену, что этак он может и надоесть публике». Есть и обвинения посерьезнее: «…Очень многое, в чем они обвиняли предыдущие власти, практически осталось без изменений. Потому что клеймить из оппозиции правящих — это одно, а рулить по-другому самому — для новичков непосильная ноша, — замечает газета. — Третьего президента упрекали за то, что он сделал депутатом своего брата. Н. Пашинян привел в депутаты своего свояка. Прежнюю власть обвиняли за подбор кадров из своих родных и близких, нынешние грешат этим в гораздо большей степени, причем, если выдвиженцы прежних имели хоть какой-то опыт управления, у новых должности получают люди без биографии». И вот на этом фоне, когда внятных результатов нет и не предвидится, а выборы приближаются с неотвратимостью снежной лавины в горах, Никол Воваевич устраивает громкое шоу с арестом второго президента страны Роберта Кочаряна. А это и пиар-эффект, и надежный способ «выбить» из политики опасного соперника и опытного игрока из противостоящей «карабахской» команды.

Это все понятно. Но под удар попал и генсек ОДКБ Юрий Хачатуров. Да, его выпускают под залог, но обвинения выдвинуты, и они более чем серьезные.

Официальной реакции на судебное преследование генсека ОДКБ не последовало — по крайней мере по горячим следам. Неофициальную же выразила российская Интернет-газета «Взгляд», весьма близкая к Кремлю: «Сложно представить, чтобы, например, Норвегия внезапно отдала под суд генерального секретаря НАТО. Но в случае с Россией произошло нечто очень похожее – Армения предъявила обвинение действующему главе ОДКБ, важнейшего для Москвы военно-политического блока». Случай в самом деле беспрецедентный. Да еще и на показательном фоне. Совсем недавно Москва открыто выразила недовольство визитом Никола Пашиняна в Брюссель, на саммит НАТО. Сам «народный премьер» в своих интервью российским СМИ заверял всех и вся в своей исключительной любви к России и умолял Москву хоть как-то «воздействовать» на Азербайджан и не допустить новой войны, где соотношение сил не в пользу Армении. И что же — Никол Пашинян решил обрадовать Азербайджан и рассердить Москву? Он, находясь в здравом уме, наутро после своих интервью с просьбами о вмешательстве РФ устраивает этакий «танец с саблями» прямо перед рассерженным «русским медведем»? Да еще как раз в то время, когда в Баку на фестиваль «Жара» приехали пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков с супругой и еще официальный представитель МИД РФ Мария Захарова? Он что, совсем, как бы это помягче, «попутал берега»? Или…перед тем, как начинать все это шоу, официальный Ереван оговорил его рамки с Москвой? И там некие влиятельные фигуры решили, что и Робертом Кочаряном, и даже Юрием Хачатуровым вполне можно пожертвовать?

А эта версия не такая уж и невероятная, как кажется на первый взгляд. В самом деле, суд принимал решение об аресте Кочаряна и освобождении под залог Хачатурова как раз в то время, пока Никол Воваевич находился в Санкт-Петербурге, где принимал участие во встрече глав правительств стран ЕАЭС и проводи переговоры с премьер-министром России Дмитрием Медведевым. В то время, пока в судебном заседании, где решался вопрос об избрании меры пресечения Кочаряну и Хачатурову, шел перерыв, состоялся телефонный разговор министра иностранных дел России Сергея Лаврова с министром иностранных дел Армении Зограбом Мнацаканяном.

Как сообщает пресс-служба МИД РФ, были обсуждены отдельные вопросы двустороннего сотрудничества и взаимодействия в рамках общих интеграционных объединений. К которым относится и ОДКБ. Словом, у Никола Воваевича и членов его команды было сколько угодно возможностей обговорить рамки ереванских арестов. И, возможно, даже уточнить, кто из фигурантов станет этакой «образцово-показательной жертвой», классическим вельможей, выданном на расправу толпе во время очередного «хлебного бунта».

Строго говоря, то, что Роберт Седракович особой ценности для Москвы не представляет, стало понятно еще после ареста его российского спонсора и покровителя Левона Айрапетяна, под чьим «крылышком» Кочарян и закрепился в АФК «Система». Иное дело — Хачатуров. Но…его в свое время назначили на пост генсека ОДКБ после неоднократных слезливых просьб и мольб ереванского руководства в качестве большой уступки Армении. Где теперь отношение к нему диаметрально изменилось.

Более того, в течение всего времени, пока в Ереване Хачатурова вызвали в суд, в структурах ОДКБ даже не подумали встать на защиту своего руководителя. Молчали и в Москве, и в столицах других стран-членов. Где, судя по всему, предпочитают решать вопросы напрямую с российским руководством, а не с «плодом московско-ереванского компромисса», не обладающим ни авторитетом, ни особыми дипломатическими талантами. Не говоря о том, что Беларусь и Казахстан даже во время апрельских боев открыто поддержали не входящий в ОДКБ Азербайджан, а не своего формального союзника Армению, и вообще проводят достаточно самостоятельную политику. Так что вряд ли на пространстве СНГ найдутся желающие особенно активно «впрягаться» за Юрия Хачатурова. Особенно если в Москве уже решили им пожертвовать. Наконец, не исключено, что на фоне неоднозначных процессов на пространстве ОДКБ России на этом посту нужен куда более профессиональный и авторитетный деятель, чем Хачатуров. И да, конечно, кому-то в Первопрестольной могла показаться вполне привлекательной идея пожертвовать этим самым Хачатуровым, не говоря уже о Кочаряне, чтобы укрепить власть Никола Пашиняна и не допустить, чтобы в Ереване не случилось второй революции и к власти не пришли бы куда более опасные для РФ фигуры, чем нынешний «народный премьер». В его политическое долголетие, конечно, верится не очень, но яркого и харизматичного «туза в рукаве» у Москвы по горячим следам крушения власти «карабахского клана» нет. Для подготовки же нового сценария нужно время. А такое «политическое жертвоприношение» — надежный способ его выиграть не только для Никола Пашиняна и его «команды».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

13 Декабрь 2018

Предыдущие новости