Свобода людям, независимость нациям!

Кто срывает переговоры по Карабаху?

Повторит ли Болтон стратегию Эрдогана?

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова в ходе очередного брифинга на Смоленской площади затронула процесс карабахского урегулирования. И заявила, что Россия приветствует конструктивные контакты между Ереваном и Баку. «Наша позиция по этому вопросу неизменна, — цитировали ее информагентства. — Мы выполняем свою посредническую функцию добросовестно и, мне кажется, качественно. Мы приветствуем те политические контакты, которые состоялись в последнее время между Ереваном и Баку на различных уровнях». Казалось бы, обычная дипломатическая риторика. Но прозвучала она в то время, когда США активно наращивают в регионе свои посреднические усилия, и в Москве не могут не беспокоиться по поводу возросшей «миротворческой конкуренции». Другой вопрос, что открыто выступать против все более активных посреднических усилий советника презента США по национальной безопасности Джона Болтона и закатить такую же истерику, которую исполняла госпожа Захарова по горячим следам его визита в регион, в Москве позволить себе уже позволить себе не могут. А рекламировать себя как «добросовестного» посредника — это уже, как думают на Смоленской площади, более тонкая игра.

Только вот в реальности в то время, когда госпожа Захарова рассуждала о «добросовестном посредничестве», стало известно об очередном российском оружейном подарке для Армении: в Минобороны Армении сообщили, что Ереван подписал сделку по приобретению российских самолетов Су-30СМ. Разговоры об этом ходили еще с лета. Никол Пашинян успел даже сфотографироваться в кабине российского истребителя. Осведомленные источники поясняли: своей истребительной авиации у Армении нет, а завести ее хочется.

Строго говоря, позволит ли новое приобретение Еревана добиться «превосходства в воздухе», а тем более коренным образом переломить баланс — вопрос по меньшей мере открытый. Первоначально предполагалось, что Армения уже в 2020 году получит шесть истребителей. Теперь выяснилось, что их будет только четыре. Какие задачи в условиях реальной широкомасштабной войны по плечу четырем «птичкам», эксперты ответить затрудняются. Такие «силы истребительной авиации» могут «завалить» гражданский самолет, но не «прикрыть небо». Тофик Зульфугаров, бывший министр иностранных дел Азербайджана, в интервью Minval.az, напомним, отметил: «Тут есть момент манипулирования информацией, в том числе касающейся оборонного характера. Мы помним как много разговоров было вокруг приобретения Арменией дивизиона оперативно-тактического комплекса «Искандер». Но как оказалось, то ли он есть, то ли его нет. По крайней мере, после военного парада в Армении их никто больше не видел». По его мнению, речь идет об очередном «информационном вбросе»: «…Выстраивается вывод о том, что мы имеем дело с очередной пропагандистской акцией, адресованной Азербайджану, с целью запугать его общественность. Подобное происходило в прошлом – т.н. «линия Оганяна», «особая выучка» армянских военнослужащих, все эти разговоры о комплексе «Искандер» и так далее. Все это происходит не впервые, когда в отношении нас ведут подобную пропагандистско-информационную войну».

Но весьма скромные военные результаты сделки не отменяют понятного политического «прочтения» российского жеста. Истребитель, особенно современный — «игрушка» дорогая, а с деньгами у Армении, как известно, негусто. Да тут еще стали известны подробности сделки. Армения закупает самолеты в кредит, да еще по «внутрироссийским» ценам. Источник «Коммерсанта», рассказавший об условиях сделки, назвал их «настоящим подарком». Плюс ко всему очевидно, что вернуть кредит Армения в обозримом будущем не сможет, особенно если не успеет помириться с Азербайджаном. То есть Москва вновь дарит оружие Армении, прекрасно понимая, что использовано оно будет именно против Азербайджана. Судя по всему, недовольство Кремля «командой Пашиняна» несколько преувеличено, и там по-прежнему готовы накачивать свой «форпост» оружием (что, впрочем, не отменяет планов по «корректировке» внутриполитической ситуации в Армении, но это уже другая тема с изрядной долей конспирологии). И да, происходит эта оружейная «накачка» как раз в то время, когда на переговорах вроде бы стали намечаться определенные «подвижки». Причем главным «дипломатическим двигателем» оказались именно военные рычаги, которые задействовал Азербайджан. Уже в Душанбе Никол Пашинян запросил паузы, потом последовали оптимистичные заявления о продвижении переговоров, но как только в Ереване заговорили о российских истребителях, Никол Воваевич осмелел, воспрянул духом и теперь делает такие заявления, которые по сути дела уничтожают переговорный процесс.

Сначала Пашинян, напомним, заявил журналистам, что правительство Армении даже не обсуждает формулу «территории в обмен на мир» в карабахском урегулировании. «Мы не можем обсуждать формулу «территории в обмен на мир». Наше правительство ведет такую политику по Карабаху, которую ни одно из предыдущих правительств не вело, и проводить параллели (между прежними и новыми властями) — полное заблуждение», – разглагольствовал «народный премьер». Затем последовало новое заявление: «Я несколько раз выступал с трибуны Национального Собрания и говорил, почему все мы спрашиваем, готовы ли мы к компромиссам или нет. И кто сказал, что мы являемся основным субъектом вопроса? Почему никто не спрашивает Азербайджан, готовы ли они к компромиссам? И поэтому я неоднократно публично заявлял, что мы не ответим на этот вопрос, пока Азербайджан не ответит на него». При этом будем реалистами: под «компромиссами» в Армении понимают исключительно территориальные уступки.

Понятно, что это заявление Пашиняна было адресовано прежде всего внутриармянской аудитории, и таким образом он пытался ответить на волну «утечек» и обвинений в намерении «сдать земли». Но тут остается открытым другой вопрос: а как быть с переговорами? МИД Азербайджана в своем комментарии отметил: «Трудно понять логику господина Пашиняна, потому что краеугольным камнем переговоров по урегулированию армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, ведущихся под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ, является именно вывод вооруженных сил Армении с оккупированных ими территорий Азербайджана. Этого требуют 4 известные резолюции Совета Безопасности ООН и практически все документы, принятые международными организациями по поводу урегулирования конфликта. В данной связи возникает вопрос: следует ли рассматривать подобную позицию господина Пашиняна как его отказ от переговоров?»

Должен ли политик всегда говорить «правду, всю правду, одну только правду»? Многие сочтут такое чем-то из области наивных мечтаний: в конце концов, государственную тайну придумали не зря. Но в чем нет сомнений, так это в том, что одна из главных задач серьезного политика — это четко сформулировать свою позицию и затем ее придерживаться. То, что у Никола Воваевича трудности с пониманием этого правила, напомнил еще Сергей Доренко в своем нашумевшем комментарии по поводу реплики Пашиняна насчет «красивого армянского мальчика», который в Париже подавал ему кофе.

Но теперь речь идет о вопросах куда более серьезных. Потому как если Пашинян не намерен «даже обсуждать» вывод войск и освобождение захваченных территорий, то…есть ли в этом случае вообще смысл продолжать переговоры? Можно, конечно, успокоить себя, что такие заявления Никол Воваевич делает для «внутреннего употребления», но вот на переговорах занимает более конструктивную позицию. Но даже в этом случае, где гарантия, что Пашинян намерен выполнить то, что обещает за закрытыми дверями? И да, сегодня над этим вопросом размышляют не только в Баку, но и в Вашингтоне. Тем более что здесь есть и совсем недавний пример. Еще на первых этапах обострения ситуации в Сирии, пока эта страна еще не сорвалась окончательно в гражданскую войну, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган взялся за собственную посредническую миссию. Башар Асад с жаром обсуждал на переговорах конституционную реформу, свободные выборы, внутриполитические послабления, но, вернувшись, приказывал стрелять по демонстрантам. В конце концов Эрдоган объявил о прекращении турецкого посредничества, прямо заявив, что Башар Асад обещает на переговорах одно, а делает другое. Сегодня Турция открыто оказывает военную поддержку сирийской умеренной оппозиции и проводит в Сирии военные операции. Уже позади «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь», на повестке дня новый рейд.

На линии фронта в Карабахе как бы действует режим прекращения огня. Но заявления Пашиняна уже не позволяют не задуматься о повторении «сирийского варианта». Азербайджан на фоне продолжения дипломатии не снижает темпов военного строительства, глава Минобороны Азербайджана открывает новые объекты в прифронтовой зоне. Да и расклад сил, который заставил Пашиняна в Душанбе запросить паузу, никуда не исчез. Возможно, конечно, что Никол Воваевич рассчитывает на «силовое заступничество»  Москвы. Но, как бы это поделикатнее, во-первых, дворе уже не начало девяностых, когда в Кремле могли не опасаться ответственности за соучастие 366-го полка в Ходжалинском геноциде. Во-вторых, на сей раз речь идет о боевых действиях не на территории Армении, а на захваченных азербайджанских землях, то есть за пределами зоны ответственности ОДКБ и двусторонних соглашений с Ереваном. А в-третьих, и «в-главных», на фоне нынешнего международного внимания к Азербайджану уже и для Москвы достаточно рискованно разыграть здесь сценарий «ихтамнет». Наконец, теперь на авансцене есть и такой игрок, как США. И в отличие от Москвы, чей премьер-министр Дмитрий Медведев разглагольствовал на камеру, что не надо в Карабахе ничего менять, вот пусть пройдут два, три, а еще лучше, четыре поколения, а там посмотрим, Вашингтон намерен конфликт урегулировать, а не «подморозить» с тем, чтобы в нужный момент привести в «рабочее состояние», как это было в апреле 2016 года. И выводы из этой игры лучше сделать вовремя. Причем не только в Ереване.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

23 Апрель 2019

22 Апрель 2019

Предыдущие новости