Свобода людям, независимость нациям!

«Копье Судьбы», саммит НАТО и геополитические страхи Никола Пашиняна

Намеченный на август визит Президента Азербайджана в Россию не на шутку напугал армянский истэблишмент 

Подлинность религиозных святынь — вопрос, который многие церковники предпочитают обходить стороной. Достаточно вспомнить громкий скандал, грянувший во Франции. Здесь в музее города Шинон хранились  останки Жанны д’Арк, французской народной героини, которую в 1431 году сожгли на костре по обвинению в колдовстве и ереси, а в 1920 году канонизировали как святую. Согласно легенде, их обнаружили в 1867 году на чердаке одной из парижских аптек. Но…в 2007 году экспертиза показала: это кости египетской мумии и кошки, они относятся к периоду между III и VI веками до новой эры. А историки тут же напомнили: растертые в порошок частицы мумий считались во Франции действенным лекарственным снадобьем.

Вот и в Эчмиадзине, напоминают знающие люди, хранится несколько, скажем так, «известных реликвий сомнительной подлинности». Прежде всего, это «осколок Ноева ковчега», который якобы принес со склона горы Агры-Даг («Арарат») некий армянский священнослужитель. Гляциологи в один голос уверяют: сохраниться в леднике дерево  не могло даже теоретически. Ледники не неподвижны: они медленно «текут», перемалывая все  на своем пути и обкатывая осколки скал до состояния «круглых камешков». Радиоуглеродный анализ мог бы ответить на все вопросы, но…церковники открыто заявляют: мол, армянский народ много лет поддерживала вера в подлинность этой реликвии, поэтому ни о какой экспертизе не может быть и речи.

Теперь в центре скандала оказалась еще одна эчмиадзинская реликвия — «Копье судьбы», вернее, наконечник копья, которое, согласно библейским легендам, римский воин Лонгин вонзил в подреберье Иисуса Христа, распятого на кресте. Правда, таких «копий судьбы» в мире насчитывается как минимум четыре. Еще с VI века известно «Копье Судьбы», которое вначале хранилось в Иерусалиме, затем — в Константинополе, ныне — в Ватикане. Второе «Копье Судьбы» находится в Вене, третье —в Кракове. Оценивать, какое из них подлинное, не беремся, но то, что в Эчмиадзине, на наконечник боевого копья, на взгляд еретика-дилетанта, похоже мало. Но теперь Армения взбудоражена слухами: «Копье Судьбы» продали! В Эчмиадзине тут же выставили реликвию на всеобщее обозрение. Но успокоить страсти не получается: активисты утверждают, что частицу копья подарили или продали мэру одного из российских городов.

Но самое главное, страсти вокруг «Копья Судьбы» разгорелись в весьма неприятный для Никола Пашиняна момент. Визит близких к Кремлю российских депутатов парламента и экспертов в село Джоджуг Марджанлы и их заявления в поддержку азербайджанской позиции взволновали армянский политический бомонд не на шутку. Семен Багдасаров в эфире у Соловьева может, конечно, закатывать истерики, но официально дезавуировать депутатов никто не торопится.

И на этом фоне в Ереване с понятными опасениями ждут еще и намеченного  на август визита в Россию Президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Конечно, Баку и Москве есть что обсудить. Россия — основной (и традиционный) рынок продукции для азербайджанского агросектора, на нее приходится большая часть ненефтяного экспорта. Азербайджан активно приобретает российское оружие. Растет инвестиционное сотрудничество. Азербайджан сегодня активно вкладывает деньги в российский туристический сектор, в особенности на Северном Кавказе. Российские транспортные компании уже осваивают железнодорожную магистраль Баку-Тбилиси-Карс.  В случае с Арменией нет ничего, что хотя бы отдаленно напоминало такую повестку дня.  Конечно же, на переговорах будет затронут Карабах. Но…в каком ключе?

У Армении поводов для тревоги достаточно. Здесь с испугом наблюдают, что на фоне всех «международных неприятностей» в России растет понимание: да, из Азербайджана не получится сделать послушный форпост, но вот превращать его в откровенно враждебное Кремлю государство тоже не стоит. Особенно на нынешнем непростом фоне для российской дипломатии.

И уж точно здесь задумываются о реальной ценности такого «форпоста», как Армения. Наличие которого создает изрядные проблемы и на азербайджанском, и на турецком треке. В общем, классический «чемодан без ручки», который бросить жалко, а нести тяжело. И самое главное, нет ясности, что же внутри этого чемодана — некие реальные ценности или только мемуары на пожелтевшей бумаге?

А вот это уже для Еревана нешуточный «сигнал тревоги»: а что, если Ильхам Алиев получит от Москвы некие гарантии, которые позволят ему не опасаться возможного российского вмешательства в случае военного решения конфликта? Ведь Москве намного проще скрепить союз с Баку и Анкарой за счет интересов Армении, чем самой России. Карсский и Московский договоры из истории тоже не вычеркнуть. Это, конечно, только предположения, но уж очень уж пугающие.

Наконец, есть и еще одна сторона вопроса: на фоне всех неприятностей России может стать просто не до Армении — точно так же, как ей в какой-то момент оказалось не до Сербии, не до Ирака и не до Ливии. И что тогда делать?

И самое опасное, что Никол Пашинян успел сам расставить себе ловушку и благополучно в нее попасться. Ереванская «Лрагир» нечаянно выбалтывает, что, «замкнув» диалог собственной неумной инициативой «переговоры только с представителями карабахских армян», сделал шаг к войне: «После заявления Никола Пашиняна о новом подходе Армении по переговорному процессу — Армения не собирается вести переговоры за Карабах — Алиев оказался в сложной ситуации. Дело в том, что прежние переговоры происходили в контексте прав Азербайджана. В последнее время Азербайджан о переговорах уже не говорит. Ужесточилась милитаристская риторика, постоянно проводятся учения и наблюдаются передвижения войск. Эксперты отмечают, что Баку тем самым пытается оказать давление на армянскую сторону, чтобы вернуть к прежней логике и формату переговоров».  Правда, «Лрагир» успокаивает своих читателей: «Начинать войну проблематично и, по части перспектив, неопределенно. Для этого Азербайджану нужны гарантии, в частности, от США и России. Пока таких признаков нет, и Баку предпринимает усилия в этом направлении, тем самым пытаясь вернуть процесс в русло своих прав». Из чего делает прямо-таки сногсшибательный вывод: «Долгие годы целью политики Азербайджана в направлении России было выяснить, можно ли через Россию добиться международной изоляции Армении и вынудить ее к уступкам. В Азербайджане поняли, что можно, и в итоге началась Апрельская война. Других схем у Азербайджана нет, поэтому данная политика в отношении России будет продолжаться. В конце августа Алиев попытается получить «ответ» Путина».

Здесь бы, конечно, напомнить: апрельские бои 2016 года начались с провокаций армянской стороны, устроившей ураганный обстрел прифронтовых сел и городов Азербайджана. И уж какие переговоры, а вернее сказать, «терки» были перед этим у армянских лидеров с Москвой, можно только догадываться, особенно зная степень зависимости РФ от Еревана. Но после того, как Москва не стала отвоевывать для Еревана высоту Лелетепе, здесь уже забеспокоились: а все ли по-прежнему во взаимоотношениях России с ее «форпостом»? Может, Армению уже «сняли с баланса»? При помощи «Искандеров» Ереван вроде бы успокоили, но вот надолго ли — вопрос открытый.

Но куда важнее другое: на самом деле, конечно, в сложной ситуации оказался как раз Пашинян. Военный баланс сил меняется не в пользу Армении. Удерживать земли Азербайджана под оккупацией в Ереване могут исключительно при внешней, читай, российской поддержке. Сообщения, свидетельствующие, что Армении «латать дыры» на передовой приходится, перебрасывая в Карабах внутренние войска и призывая в армию не совсем здоровых новобранцев, как минимум не свидетельствуют о высокой боеспособности армянской армии. Но…в ходе своей «бархатной недореволюции» Никол Воваевич активно играл  на антироссийской риторике, рассчитывая получить некие дивиденды на Западе. Теперь понятно, что, увы и ах,  «на западном фронте без перемен», а вот отношения с Москвой если и не испорчены вконец, то, скажем так, «пошатнулись». И насколько, в пресс-релизах не напишут.

В Первопрестольную спешно командировали секретаря совета безопасности Армении Армена Григоряна. Но его переговоры с секретарем Совбеза России Николаем Патрушевым ожидаемых гарантий не принесли. Официальный пресс-релиз повествует:

«Подтверждена позиция России, выступающей за стабильность в регионе, за мирное поэтапное урегулирование нагорно-карабахской проблемы с учетом интересов всех сторон». В переводе: начинать надо с вывода войск. В качестве утешительного приза Григорян обсудил «напряженность на границе» с главой ОДКБ Юрием Хачатуровым, но это явно не то, за чем он ехал в Москву.

И вот что теперь делать? Срочно искать способ восстановить былое партнерство с Россией? Но как? В Москве уже намекают: Николу Воваевичу лучше не ехать на саммит НАТО в Брюссель. Но это будет означать потерю даже тех слабых позиций на западном треке, которыми располагал Серж Саргсян, Пойдет ли на это Никол Воваевич, пока неясно.

Впрочем, из «протокольной проблемы» с саммитом НАТО в Армении выход, вполне возможно, найдут. А вот найти выход из карабахской «ловушки», которую Никол Воваевич расставил сам себе, будет уже потруднее. Если вообще возможно.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

20 Июль 2018

19 Июль 2018

Предыдущие новости