Свобода людям, независимость нациям!

«Иранское домино» на Южном Кавказе

Как отразится на ситуации в регионе рост напряженности вокруг ИРИ?

Настольная игра домино, по мнению историков, появилась в Индии и Китае, в Европу, точнее, в Италию она попала в XVIII  веке, откуда распространилась по многим странам. И пока одни с упоением «забивали козла» во дворах, другие с куда большим старанием строили из костяшек домино композиции, где после легкого толчка по одной фишке, поставленной на попа, последовательно падали все остальные. Именно это явление, пугающее своей последовательностью и неотвратимостью, и стало нарицательным, получив в чем-то даже зловещее название «принцип домино». И вот это выражение довольно часто употребляют политические эксперты — для обозначения ситуации, когда, условно говоря, «неприятности» одной страны тут же отражаются на ее соседях.

Классический пример — ситуация вокруг Ирана, которая может самым непосредственным образом отразиться на Южном Кавказе.

В самом деле, если еще недавно, по горячим следам подписания «ядерной сделки», в странах, сопредельных с Ираном, обсуждали перспективные экономические проекты с этим государством, стремительно открывавшемся миру. Теперь же на повестке дня — угрозы и риски нового военного столкновения, причем с подачи самого же Ирана. Саудовская Аравия официально предупредила, что нанесет удар по Ирану в случае, если тот заблокирует Ормузский пролив. Такое заявление сделал саудовский министр энергетики Ибрагим аль Муханна, передает «Лента.ру» со ссылкой на Al Arabiya. По его словам, у Тегерана нет полномочий закрывать стратегически важный Ормузский пролив, северное побережье которого принадлежит иранцам, а южное — Объединенным Арабским Эмиратам и Оману. Если же Иран решит его заблокировать, то Совет Безопасности ООН санкционирует военное вмешательство, утверждает аль Муханна. И заодно добавил, что санкции против Тегерана вряд ли будут прекращены.

Напомним: Иран регулярно проводит учения своих ВМС в Персидском Заливе, где отрабатываются сценарии блокировки судоходства по Ормузскому проливу. А этот узкий пролив представляет собой этакое «бутылочное горлышко», которое никак не обойти танкерам, везущим главный экспортный товар арабских стран Персидского Залива — нефть.

Плюс ко всему эксперты напоминают: в то время как у большинства аналитиков «на слуху» противостояние между ИРИ и США, куда более жесткое соперничество существует у Ирана с Саудовской Аравией. Конфликт в Йемене, противостояние в Ливане и Бахрейне — частные проявления долгого и изнурительного «спора за влияние» между крупнейшими странами региона. И на этом фоне в ИРИ регулярно обещают перекрыть Ормузский пролив, рассчитывая таким образом взять за горло и страны Залива, и США с их союзниками, «взвинтив» цены на нефть. Плюс ко всему Тегеран как раз накануне повторил свои угрозы: 27 августа телеканал Press TV цитировал заявление генерала иранских ВМС Алиреза Тангсири, что Тегеран полностью контролирует Персидский залив и Ормузский пролив и готов защищать свои воды. Кроме того, в сообщении говорилось о контроле над Оманским заливом. «У нас есть послание для наших соседей-мусульман. Мы не раз заявляли, что готовы протянуть вам братскую руку и верим, что Персидский залив — наш дом, в котором мы можем обеспечить безопасность», — заявил Тангсири.

Вероятность втягивания в конфликт США тоже велика. Государственный секретарь США Майк Помпео уже предупредил в своем Twitter, что Иран не имеет права устанавливать свой контроль над Ормузским проливом, который относится к международным водам. А в СМИ в очередной раз обсуждают слухи и утечки, что администрация президента США Дональда Трампа приступила к формированию нового альянса по обеспечению безопасности —  Ближневосточного стратегического альянса (MESA), который уже назвали «арабским НАТО». Во всяком случае, как передает ТАСС, об этом со ссылкой на заявление неназванного представителя Совета национальной безопасности (СНБ) при Белом доме сообщила в среду газета Defence News. Этот альянс, как планируется, объединит усилия Саудовской Аравии, Оъединенных Арабских Эмиратов, Кувейта, Катара, Омана, Бахрейна, а также Египта и Иордании в противодействии терроризму и экстремизму, в поддержании стабильности на Ближнем Востоке, а главное — «в сдерживании иранской агрессии в регионе», приводит издание слова представителя СНБ. Официально о целях альянса, по данным газеты, будет объявлено уже 12-13 октября в Вашингтоне на саммите стран Персидского залива.

На этом фоне есть, конечно, шансы, что не самый выгодный расклад сил удержит Иран от резких шагов и полномасштабной войны в регионе удастся избежать. Но вот ужесточение санкций, по крайней мере со стороны США — это уже свершившийся факт. И даже если в Евросоюзе выступают против таких решений Вашингтона, многие европейские компании предпочитают свернуть свою деятельность в Иране, чтобы не угодить под американские ограничительные меры.

И вот на этом фоне в Армении министр энергетических инфраструктур и природных ресурсов Армении Артур Григорян на своей пресс-конференции заявил: Армения попросит у Ирана окончательного ответа о двух крупных ГЭС на реке «Аракс» (Араз —Ред.).  Оказывается, еще в 2006 году Армения и Иран договорились построить две гидростанции на пограничной реке — на армянской и иранской стороне, а в 2011 году подписали меморандум. Согласно ему, за пять лет, то есть уже к 2016 году, иранский инвестор — компания «Таван Аб Араз» — должен была построить на армянском берегу Мегринскую ГЭС мощностью в 130 МВт и производительностью около 800 миллионов кВт.ч в год, 15 лет получать прибыль от продажи электроэнергии, а затем передать станцию армянской стороне. Но на дворе уже 2018 год, прошло семь лет вместе пяти, и пока что на месте будущей ГЭС нет ни стройплощадки, ни даже проекта. Министр уверенно заявил: «Мы снова представим иранской стороне свои предложения. 2-3 сентября наша делегация побывает в Иране. Там мы попытаемся получить от них окончательный ответ». Нервозность Еревана можно понять. Еще в 2017 году эксперты Всемирного банка предупреждали: если Армения в ближайшее время не нарастит генерирующие мощности, то неминуемо столкнется с дефицитом электроэнергии. Мегринская ГЭС была бы на этом фоне как нельзя кстати, но ее нет и не предвидится. И до обидного ясно, почему именно.

Строительство ГЭС —проект как бы выгодный, но ой какой затратный. У Армении денег нет — иначе здесь не стали бы договариваться с ИРИ, обещая предоставить новенькую ГЭС в полное распоряжение строителей и инвесторов. Но денег нет и у Ирана. , а больших свободных  денег нет не только  у Армении, ни у Ирана. И вряд ли появятся на нынешнем фоне, когда Иран сотрясают экономические протесты, страна задыхается в тисках валютного кризиса, а США планомерно затягивают «санкционную удавку». Наконец, шансы Ирана заработать на продаже электроэнергии на армянском рынке тоже не стоит переоценивать. Достаточно вспомнить события 2015 года. Тогда, напомним, Бибин, глава «Электросетей Армении», на тот момент «дочки» российской ИНТЕР РАО ЕЭС, предупредил: электрохозяйство находится в катастрофическом положении, и если не поднять тарифы на электроэнергию, то страна будет вынуждена вернуться к веерным отключениям. В ответ грянул «электромайдан», власть снижать тарифы не рискнула, «Электросети Армении» оперативно перепродали российскому олигарху армянского происхождения Самвелу Карапетяну… В общем, Тегеран по понятным причинам осторожничает, а министры пашиняновского призыва продолжают удивлять публику своей некомпетентностью.

Но куда больше пищи для размышлений дает другая новость. Правительство Армении приняло решение предоставить налоговые льготы компании «АРМОЙЛ», которая собирается строить в городе Егвард нефтеперерабатывающий завод. Это предложение уже рассматривали, но проект затормозили из-за экологических рисков. А теперь решили, что все в порядке, и министр экономического развития и инвестиций Арцвик Минасян заявляет: «Тогда строительство было пресечено, поскольку необходимо было провести экспертизу окружающей среды, ведь речь идет о нефтеперерабатывающем заводе. Однако в результате обсуждений выяснилось, что речь идет о переработке не нефти, а о переработке уже имеющегося нефтепродукта, который будет давать продукцию двух видов».

А вот здесь лучше вспомнить статью в газете «Голос Армении», опубликованную еще больше 10 лет назад — в 2007 году. Речь в ней шла — какое совпадение! — тоже о строительстве нефтеперерабатывающего завода, но в окрестностях Мегри, близ границы с Ираном. Идея была простой и изящной: Иран строит в Армении завод, протягивает туда трубопровод для своей нефти, и еще одну, «реверсную» трубу — уже для бензина и прочих нефтепродуктов. Причем «ГА» открыто констатировал, что Иран таким образом готовит свой нефтяной комплекс к работе в условиях ударов США. К тому же Армения для Ирана была отлаженным каналом обхода санкций, и «оружейных», и финансовых, и многих других. Тегеран и Ереван сотрудничали во многих сферах, включая и весьма деликатные, и при этом пребывали в полной уверенности, что никому не придет в голову искать следы темной деятельности Ирана в «древней многострадальной христианской Армении». Теперь санкционное давление на Иран вновь усиливается. И если в Армении с ее не сказать чтобы таким уж емким рынком ГСМ строят аж целый нефтеперерабатывающий завод, это верный признак, что «обходной канал» в виде Армении вновь актуален. Тем более если предположить, что на этом заводе могут, скажем, перегонять иранские «нефтяные полуфабрикаты» в те конечные продукты, которые Иран не может получать из-за санкций, не позволяющих приобрести присадки, катализаторы и т.д. Для Армении это, конечно, весьма рискованная игра, только вот…решения, похоже, опять принимают не в Ереване, а в Москве.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

13 Декабрь 2018

Предыдущие новости