Свобода людям, независимость нациям!

Что происходит вокруг памятника погибшим турецким аскерам в Махачкале?

Советская историография без колебаний именовала приход к власти большевиков в октябре 1917 года «крупнейшим историческим событием ХХ века), безжалостно задвинув в его тень первую мировую войну. Только вот трудно найти исторический отрезок, события которого подверглись бы столь же безжалостной цензуре и «правке», как годы первой мировой войны, распада Российской Империи и завоевания многих возникших на её обломках новых независимых государств уже Советской Россией. Сейчас вроде бы есть возможность изучать собственную историю без купюр, но историческая правда во многих своих аспектах не стала от этого менее неудобной. Особенно если речь идет о событиях на национальных окраинах России. А вот бороться с ней пытаются весьма неожиданными методами. Так, в Махачкале местные власти ночью подменили мемориальную плиту на памятнике турецким солдатам, погибшим здесь в 1918 году.

Напомним: 15 декабря 2018 года, как уже рассказывал Minval.az, здесь был торжественно открыт памятник солдатам турецкой Кавказской армии, установленный силами жителей местных кумыкских сел Тарки, Агачаул, Кяхулай, Альбурикент, Атлыбоюн (Ленинкент), Бойнак (Уллубийаул) и Казаныш — каменная стела с надписью на трех языках, турецком, кумыкском и русском:  «Священной памяти солдат Османской армии, павших 5-7 ноября 1918 года смертью храбрых в боях за освобождение Анжикалы (Порт-Петровска) от оккупационных войск генерала Л.Бичерахова. Мир и покой их душам».

Но теперь лидеры кумыкских общин с тревогой и возмущением сообщили, что «русскоязычную» памятную плиту накануне ночью просто подменили. Теперь ее текст гласит: «В память воинам, павшим в боях за свободу России и Дагестана на горе Тарки-Тау вблизи селения Агачаул в 1918 году. Мир и покой их душам». О том, что речь идет о солдатах Османской Кавказской армии, освобождавшей Анжикалу от оккупантов Бичерахова, не упоминается вообще. Но при этом осталось указание, что памятник установлен по инициативе местных кумыкских общин. Лидеры которых теперь возмущаются и требуют вернуть первоначальный текст.

Это, конечно, тот случай, когда хочется вспомнить таможенника Верещагина из «Белого солнца пустыни» с его хрестоматийным «за державу обидно». Потому как уважающее себя государство должно было или с самого начала не разрешать установку памятника (и принимать на себя ответственность за это решение), или разрешить ее, но уже затем не пытаться «исправить ситуацию» задним числом. А устраивать подлог, тайно уносить плиту, установленную авторами памятника, и устанавливать на ее место новую, с текстом, весьма далеким от исторической правды — такими методами государству действовать негоже.

Другой вопрос, чего власти РФ (а в самостоятельность дагестанских чиновников здесь не верится) пытались таким образом добиться. И что получат в результате. Взрыв возмущения среди местных жителей, прежде всего кумыков, в таком случае вполне предсказуем. Реакция других стран, в том числе Турции, честно говоря, тоже. Даже если ее не облекут в ноты протеста и официальные заявления МИДа.

Напомним: 28 мая в Азербайджане отметили 100-летний юбилей АДР. А 15 сентября 2018 года — столетнюю годовщину освобождения столицы Азербайджана силами турецкой Кавказской армии и Национальной армии Азербайджана от дашнаков и большевиков. Отпраздновали достойно и торжественно, с военным парадом, включавшим в себя и демонстрацию современного оружия, и историческую часть, и на трибуне в качестве почетного гостя присутствовал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Но Азербайджан — независимое государство. А вот в дагестанской Махачкале, бывшем Порт-Петровске, и резня мусульман, прежде всего местных тюрок-кумыков, устроенная дашнаками и войсками генерала Лазаря Бичерахова, и просьба о помощи правительства Горской республики ко все той же Кавказской армии, и рейд этой армии уже в Порт-Петровск, откуда турецкие солдаты выбили и дашнаков, и «бичераховцев» — по-прежнему неудобная тема. Чтить память турецких солдат приходится и в прямом,  и в переносном смысле силами общественности. Еще в советские годы местные жители старательно ухаживали за братской могилой, где похоронены 96 турецких солдат. В годы существования СССР ни о каком памятнике на этом месте и речи быть не могло, но теперь он появился. И не понравился очень многим.

Нешуточный шум в прессе — и российской, и армянской — поднялся еще по горячим следам установки памятника. «Газета.ру», напомним, тогда возмущалась: «Это едва ли не первый случай, когда на территории России воздвигают памятник ее врагам в одной из крупных войн». EADaily не отставала: «Против России: В Дагестане открыли памятник аскерам Энвера-паши». Подключился некий Артур Аваков на страницах «Московского комсомольца», который назвал стелу «памятником интервентам» и заявил, что «возле Махачкалы появилась братская могила захватчиков». О том, что никакими захватчиками турецкие солдаты не были, что братская могила существует там уже лет сто, конечно, не вспомнил. «Еркрамас», «газета армян России», возвестила: «15 декабря в Дагестане успешно, в формате торжественного мероприятия, прошел очередной акт османизации региона. За последние десятилетия процесс этот приобрел особый размах. Неоосманский тандем – Турция и Азербайджанская Республика – проводят работу слаженно, прямолинейно, не встречая особого сопротивления властей – ни местных, ни центральных, одним словом – чувствуют себя вольготно на российской земле». Степень перепуга армянских стратегов можно понять. Здесь уже привыкли считать Дагестан не просто своей вотчиной, а этаким «плацдармом» для тайной войны против Азербайджана. В Армении, напомним, готовили террористов лезгинского «Садвала», которых затем забрасывали в Баку с заданием взрывать метро, усиленно (правда, безуспешно) раздували сепаратизм на севере Азербайджана, причем брали под свое покровительство заведомых ваххабитов. В в 2009 году Армения даже подняла  вопрос о создании на территории РФ своих военных баз. Одну предполагалось «воткнуть» в Дагомысе под Сочи, другую — в Дагестане, рядом с азербайджанской границей. Словом, в Ереване явно были не готовы к тому, что в Дербенте появится улица Гейдара Алиева и будет воздвигнут памятник Низами, а теперь еще в Махачкале появится монумент в честь солдат турецкой Кавказской армии.

Только вот на весь этот «шум на заданную тему» можно было бы не обращать внимания, если бы с памятника не исчезла плита с «неудобной» надписью. Списать это на активность «армянского лобби» было бы проще всего. Но…позорный случай в Махачкале — звено в той же цепи, что и, к примеру, попытка «раскрутить» в качестве Дня адыгов годовщину Канжальской битвы — по официальной версии, в 1708 году в ходе ночного сражения на горе Канжаль черкесы под предводительством князя Кургоко Атажукина нанесли поражение и разгром войскам крымского хана Каплан Герая. Антитюркский «подтекст» виден здесь невооруженным глазом, и не случайно, что попытки организовать в годовщину битвы восхождение на гору Канжаль конным строем вызывают понятное возмущение карачаевцев — тоже, кстати говоря, тюркоязычных, для которых крымский хан куда ближе князя Атажукина. Особенно с учетом того, что, по мнению большинства историков, значение Канжальской битвы сильно преувеличено, да еще к тому же есть серьезные сомнения, была ли она на самом деле. Из школьной программы в национальных субъектах РФ, включая Татарстан и Башкортостан, «вымывается» преподавание национальных языков. Они низведены до уровня факультатива.

Правда, при этом в РФ проводят «фестивали тюркской молодежи» и т.д., но, напомним, рабочий язык на этих мероприятиях — русский. А в ведомственных документах прямо указывается, что основная цель «работы с тюркоязычной молодежью России» — это снизить на эту самую молодежь «внешнее (читай: турецкое) влияние. Судя по всему, несмотря на внешнее полное благополучие в отношениях России и Турции, влияние Анкары в среде тюркоязычных народов России не на шутку волнует Кремль.

Строго говоря, в Анкаре играли и играют по правилам. Здесь не пытаются подпитывать сепаратизм, не чертят планов перекройки российских границ и вообще ведут себя с Москвой «на вы». Но в России, во-первых, на эту безобидную, в общем-то, активность Анкары смотрели через призму собственного «Русского мира». А во-вторых, судя по многим признакам, от «накачки» оружием российской базы в армянском Гюмри до стремления любой ценой сохранить за собой базы в Сирии и еще утвердиться в Крыму, «стратегические планы» в отношении Турции нынешнее «потепление» никоим образом не меняет. Так что за попыткой вымарать память о прошедшей войне вполне может скрываться подготовка к войне следующей. Только вот победить в ней Кремлю будет куда труднее, чем подменить плиту на мемориале в Махачкале.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

23 Март 2019

22 Март 2019

21 Март 2019

Предыдущие новости