Свобода людям, независимость нациям!

Что кроется за выбором кандидатуры нового посла США в Азербайджане?

Жанр детектива советская критика не жаловала, неважно, шла ли речь о литературе или кинематографе. Его предписывалось считать «низкопробным», «легкомысленным» и слишком «развлекательным». Что, впрочем, не мешало издавать огромными тиражами вполне добротные детективные произведения и снимать по ним весьма зрелищные и захватывающие фильмы, где не просто шла игра в этакие «казаки-разбойники» или «сыщик, ищи вора!» — авторы детективов и не скрывали, что выполняют «социальный заказ». Востребованными были и произведения про обычный «криминал», и, конечно же, политические триллеры, в основном посвященные зловредным проискам западных спецслужб. Вот и популярный литературный альманах «Искатель» в 1983 году опубликовал детективную повесть В.Манвелова «Тени над Гималаями», где речь шла об очередной такой провокационной операции ЦРУ в Непале. В самом ее начале главный антигерой Гринфилд, «кадровый разведчик, оказавшийся по иронии судьбы, а точнее, по воле начальства в кресле дипломата», размышляет у себя в кабинете: «Конечно, «советник посольства США» звучит достаточно внушительно, но, что уж тут кривить душой, добавление «в Непале» сводит на нет эту значительность. В последнее время Гринфилд все чаще задавался вопросом, за какие прегрешения он попал сюда. Везде, где бы и под какой бы «крышей» ни приходилось работать, он делал все возможное, а порой и сверх того. И вдруг его вызывают к высокому начальству и объявляют о новом назначении. Но не в очередную горячую точку, где можно по-настоящему развернуться, а в эту заоблачную дыру. С его-то блестящим послужным списком!»

То, что среди дипломатов, а тем более послов, существует этакая неофициальная «табель о рангах», касающаяся будущих назначений, ни для кого не секрет. Госдепартамент США — не исключение, и дело тут не ограничивается тем, что одними из самых престижных здесь считаются посты представителей в НАТО и ООН. Свои тонкости есть и в работе, условно говоря, во «вражеском лагере» (СССР в годы «холодной войны» и Россия сегодня — пример классический), и в странах, находящихся на крутом изломе собственной истории, таких, как, к примеру, Кыргызстан со своими двумя революциями, в тихих и стабильных европейских «малютках» вроде Люксембурга, и, конечно же, в «горячих точках», где «можно по-настоящему развернуться». Особенное если эти «горячие точки» завязаны на весьма важные для США проекты и инициативы.

Вопросы и догадки, к какой негласной категории относится Азербайджан, считается ли он «спокойным адресом» или «точкой, где можно по-настоящему развернуться», в последние дни вспыхнули с новой силой. Как стало известно накануне, президент США Дональд Трамп предложил на должность американского посла в Азербайджане Эрла Литценбергера (Earle D.Litzenberger). Как сообщает Белый Дом, Э.Литценбергер — карьерный дипломат, который в настоящее время занимает пост старшего советника в Бюро по военно-политическим вопросам в Госдепартаменте. Ранее он занимал должность старшего научного сотрудника в немецком фонде Маршалла; заместителя начальника миссии США в НАТО; заместителя старшего гражданского представителя НАТО в Афганистане; заместителя начальника миссии в посольстве США в Сербии; заместителя начальника миссии посольства США в Кыргызстане. Литценбергер владеет французским, русским, сербским и болгарским языками.

Как напоминают знающие люди, это еще не окончательное решение. Будущему послу еще предстоит утверждение на Капитолийском холме. Но, не дожидаясь окончания всех процедур, эксперты уже высказывают свои оценки и задают вопросы: назначение в Азербайджан для дипломата с таким блестящим послужным списком — это «наказание с понижением» или, наоборот, верный признак, что свои отношения с Баку в Вашингтоне считают важным направлением и отправляют сюда высококлассного профессионала?

Строго говоря, это уже не первое «знаковое назначение» на пост главы дипмиссии США в Азербайджане. В 2010 году тогдашний президент США Барак Обама назначил на этот пост бывшего сопредседателя Минской группы ОБСЕ от США Мэтью Брайзу — вопреки бешеному сопротивлению «армянского лобби» в Конгрессе США. Полный трехлетний срок, однако, Мэтью Брайза в Баку не отработал. В 2012 году его сменил Ричард Морнингстар, и тогда СМИ тоже цитировали его впечатляющий послужной список: в апреле 1995 года был назначен спецсоветником президента и госсекретаря США по вопросам оказания помощи новым независимым государствам бывшего Советского Союза, в июле 1998 года — специальным советником президента и государственного секретаря по вопросам энергетической дипломатии Каспийского бассейна, в 1999-2001 годах Морнингстар был послом США в Европейском Союзе, а 20 апреля 2009 года назначен на должность спецпредставителя Госдепартамента США по энергетическим вопросам в Евразии. Когда Морнингстар получил назначение в Азербайджан, мнение экспертов было единодушным: Вашингтон отправляет сюда не просто опытного дипломата, а еще и человека, прекрасно знающего регион. Уже потом станет понятно, что Морнингстара подвели как раз представления о внутриполитическом раскладе сил в Азербайджане, усвоенные в девяностые и безнадежно устаревшие во втором десятилетии XXI века, но это будет уже потом, в далеко не блестящий момент окончания его карьеры. Затем, в 2015 году, пост посла США в Азербайджане занял Роберт Секута, который в 2018 году завершил свою миссию. И вот в этой цепи назначение Литценбергера более всего напоминает возвращение к практике отправки в Баку «сильных игроков». А это верный признак роста интереса и внимания Вашингтона к Азербайджану.

Но что является для США первостепенной задачей? Урегулирование конфликта в Нагорном Карабахе?

Так уж совпало: это назначение совпало с громкой политической сенсацией. В США рассекретили подробности переговоров президента России Бориса Ельцина и президента США Билла Клинтона. Наверное, подробного разбора заслуживают многие их детали. Многие аналитики обратили внимание и на весьма лестную характеристику, которую Ельцин дает Путину, сообщая президенту США, что именно его определил как своего преемника, и как предупреждает, что российские коммунисты по-прежнему мечтают «вернуть Крым». Однако многие эксперты обратили внимание: региональные конфликты, которые к этому моменту уже бушевали на территории бывшего СССР, в том числе Карабах, чаще всего остаются за рамками этих бесед. Ходжалинская трагедия и соучастие в ней 366-го полка, российские военные части, воюющие с Азербайджаном на стороне Армении — все это осталось за рамками бесед. Плюс ко всему многие эксперты отмечают, что США тогда придерживались простой позиции: главное, чтобы в Карабахе не стреляли,  а участники конфликта договорились. Или хотя бы начали договариваться. Причем Карабах явно не входил в число первоочередных задач американской дипломатии.

Но теперь ситуация уже другая. Успешно реализуемые в Азербайджане энергетические проекты с самого начала получили нешуточную поддержку США. Это касается и «Контракта века», и нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Теперь же проект «Южного газового коридора» — явно в фокусе внимания Вашингтона. В поддержку этого проекта высказывается госсекретарь США Помпео. Об азербайджанском газе как альтернативе российскому говорил советник президента США по национальной безопасности Болтон, выступая в Киеве, причем речь шла не о Каспии, а об энергетической безопасности Европы — почувствуйте разницу. Наконец, президент США Дональд Трамп на своих переговорах с премьер-министром Италии Джузеппе Конте недвусмысленно подтолкнул его к заявлениям в поддержку ЮГК — в новом правительстве Италии оказались партии, выступавшие в ходе предвыборной кампании против этого проекта (и заодно против санкций, наложенных на РФ). К тому же все происходит в то время, когда Вашингтон полон решимости избавить Европу от зависимости от российского газа и не дать тем самым РФ возможности использовать этот самый газ как средство политического давления.

И это еще не все. Растет внимание к железной дороге Баку-Тбилиси-Карс, ставшей этаким «окном в Европу» для государств Центральной Азии и для Афганистана. Активно используется азербайджанский «воздушный коридор», выгодные контракты с Пентагоном и НАТО подписывает азербайджанская авиакомпания Silk Way…

Наконец, есть и политическая сторона вопроса. Азербайджан граничит с Россией, с которой у США отношения стремительно ухудшаются. А в этом случае, предупреждают эксперты, рецепт один: укреплять позиции у ее границ.

Наконец, есть еще и Иран, отношения с которым у США тоже откатываются даже не к нулю, а к минусу. А у Азербайджана уникальные возможности повлиять на ситуацию в ИРИ, прежде всего за счет «южноазербайджанского фактора». Да, в Баку не раз подчеркивали, что не позволят превратить страну в плацдарм антииранских акций. Но совершенно не обязательно предоставлять США «аэродромы подскока» — достаточно пресловутой «мягкой силы». А что окажется опаснее для иранской муллократии — военные угрозы или флешмоб с танцами, это еще посмотреть.

И все эти соображения, по принципу «общего конечного пути», сводятся к одному выводу: важность Азербайджана для США выходит на принципиально новый уровень. Что уже, по всей видимости, отразилось и на кадровой политике Госдепартамента. А уж какими будут результаты этой новой дипломатии, покажет будущее.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

19 Декабрь 2018

Предыдущие новости