Свобода людям, независимость нациям!

«Чемодан, вокзал, Россия»

Высылка российских дипломатов из более чем двух десятков стран знаменует собой острейший внешнеполитический кризис

В России страшная трагедия в Кемерово все же отодвинула на второй план тему «противостояния с Западом». Федеральные телеканалы вначале вообще не сообщили о пожаре в торговом центре столицы Кузбасса, жертвами которого стали, по официальным данным, 64 человека. Затем все же нарушили молчание, но информировали зрителей «сквозь губу», «не привлекая излишнего внимания» и безбожно занижая количество жертв. Даже траур сначала объявляли в регионах. И только теперь, когда возмущение стало выплескиваться через край, а Владимир Путин был вынужден лично отправиться в Кемерово и все же объявить 28 марта днем национального траура, тема кемеровской трагедии вышла на первый план не только в соцсетях, но и в новостях. Ведущие которых, сообщая о телеграммах с выражением соболезнования, приходящих в адрес президента РФ Владимира Путина, удивленно и возмущенно поднимали брови: как это так — западные лидеры, одной рукой выражая соболезнование России, другой подписывают решения о высылке дипломатов!

Если дипломатов высылают…

В самом деле, «дипломатическая война», которую, как уверяют кремлевские пропагандисты, объявил России зловредный Запад, приняла беспрецедентные масштабы.

«Суммарные сводки», сколько стран объявили о высылке российских дипломатов, 26-27 марта устаревали практически мгновенно. Уже к вечеру число стран, где россиянам указали на дверь, достигло 25. Общее число высланных дипломатов превысило сотню.

Формально речь идет о выражении солидарности с Великобританией в «деле Скрипаля». Напомним: 4 марта в британском городке Солсбери были обнаружены бывший офицер ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия — в бессознательном состоянии и с явными признаками отравления. На больничной койке оказался полицейский, которого вызвали на место происшествия. Потом появились сведения, что Скрипаля и его дочь отравили, по всей видимости, нервно-паралитическим ядом. Всего же, по оценкам, высказанным премьер-министром Великобритании Терезой Мэй, пострадать могли 130 человек.

Подозрения, что с бывшим сотрудником ГРУ расправились российские спецслужбы, появились практически сразу. Но официально премьер-министр Великобритании озвучила их в своем выступлении в парламенте 12 марта. Напомним: именно тогда Тереза Мэй заявила, что Скрипали были  отравлены боевым отравляющим веществом «Новичок» российского производства, и потребовала от РФ в течение 24 часов объяснить, как это могло произойти.

А когда в Москве вместо конструктивной позиции стали демонстрировать сарказм, наступила вторая стадия — в Лондоне было объявлено о высылке 23 российских дипломатов. Затем на саммите ЕС, где первоначально собирались обсуждать «Брексит», Мэй призвала партнеров проявить солидарность с Лондоном. Правда, о конкретных мерах участники встречи не договорились. Единственным реальным проявлением стал отзыв из Москвы посла ЕС в России.

В Москве метали громы и молнии в адрес Великобритании, показывали, как под мелодию «Прощания славянки» российские дипломаты покидают Туманный Альбион, журналисты намекали, что лучше бы выбрали хит Григория Лепса «Нафига этот Лондон»…но тут события начали развиваться по принципу прорыва плотины. Мир ждал 10 дней, а атм начал действовать. Президент США Дональд Трамп, тот самый, который вопреки рекомендациям своих советников все же поздравил Путина с победой на выборах, объявил о высылке из страны 60 российских дипломатов и закрытии российского консульства в Сиэтле. Затем  в Москве только и успевали считать «дипломатические пинки и подзатыльники». О высылке дипломатов объявили Германия, Франция, Польша, Канада, Испания, Нидерланды, Дания, Италия,  Хорватия, Финляндия, Швеция, Эстония, Латвия, Венгрия, Румыния, не входящие в ЕС Албания и Норвегия, Австралия, Украина, Молдавия… В Болгарии от высылки воздержались, но отозвали своего посла из Москвы — для консультаций. Наконец, генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил: «Между странами НАТО проводились интенсивные консультации. Эти консультации привели к тому, что свыше 25 союзников и партнеров по НАТО выслали из стран более 140 российских представителей. Это широкая, решительная и скоординированная международная реакция». В самом Североатлантическом альянсе сократили  число сотрудников российского постпредства на десять человек — до двадцати. У семи дипломатов отозваны уже согласованные аккредитации, а трое получили отказ.

В Москве обещают ответить. Привычно говорят о «русофобии», называют действия стран Запада «хамством» и обещают ответить. «Ответим, не сомневайтесь, потому что такое хамство сносить, конечно, никому не хочется, и мы не будем», — заявил  журналистам глава МИД РФ Сергей Лавров.  Нетрудно догадаться, что в ближайшее время придется паковать чемоданы уже дипломатам, аккредитованным в Москве. В российских СМИ уже замелькали выкладки экспертов, что никакого ущерба РФ от массовой высылки дипломатов не понесет, что «дипломатическая война» ударит по самим же ее устроителям, что на место высланных дипломатов приедут новые…Вроде бы все правильно. Но «не в масштабе».

Поясним. Высылки дипломатов время от времени, конечно, случаются. Сотрудников посольств объявляют персонами нон грата, дают не такой уж долгий срок для того, чтобы покинуть страну. Как правило, в ответ следует «симметричная» высылка. Все это было в истории международных отношений бессчетное количество раз. И если бы речь шла о высылке дипломатов только из Великобритании и только из США, такой меры, вполне возможно, вполне бы хватило, особенно если за ней последовали бы конфиденциальные переговоры, где бы обе стороны стремились преодолеть кризис. Но на сей раз все иначе. Процесс «чемодан, вокзал, Россия» еще никогда не принимал таких масштабов.

Дипломатия — профессия особая, умение «сглаживать острые углы» тут ценится весьма высоко, а выносить скандалы и претензии на публику без крайней необходимости считается моветоном. Более того, в мире дипломатии и спецслужб существует не один десяток способов «уладить дело без шума и пыли». Публичное объявление дипломата персоной нон грата — само по себе крайняя мера. Но на сей раз речь идет не просто об объявлении персонами нон грата отдельно взятых сотрудников российской дипмиссии в отдельно взятой стране. В реальности Кремль столкнулся с беспрецедентным по своей жесткости и масштабам внешнеполитическим кризисом: дипломатов высылают из более чем 20 стран, общее число тех, кому пришлось до срока паковать чемоданы, превысило сотню человек. Все делается гласно, открыто и по весьма унизительному для России сценарию. Происходящее до наваждения напоминает «допинговый скандал». Международные спортивные инстанции вели расследование, представляли доказательства, призывали Россию принять меры, а в Москве в ответ твердили одно: «Мы ни в чем не виноваты, Родченков — шизофреник, Хайо Зеппельт — «русофоб»» и дождались выступления на Олимпиаде без флага и гимна. И теперь Запад явно давал Москве время отреагировать, изобрести хотя бы удобоваримую версию…В Москве этим шансом не воспользовались. И теперь пожинают плоды. Или, выражаясь современным жаргоном, «огребли по полной».

И самое обидное и болезненное для Москвы, что все: экономические санкции, исключение из «восьмерки», высылка дипломатов — свивается в единую политическую «удавку», которая затягивается все туже. Плюс ко всему западные партнеры России открыто дают понять: давление будет нарастать, пока Москва не изменит свое поведение на мировой арене. «Провал внешней политики» — это самая мягкая характеристика того, что происходит сегодня вокруг России.

Пишем «Лавров», подразумеваем «Путин»

Здесь, пожалуй, нужно небольшое отступление от темы. Нынешний дипломатический кризис, конечно, проходит «по ведомству Лаврова». Да и разразился он на весьма примечательном фоне. В России только недавно завершились президентские выборы, Владимир Путин уже отпраздновал свою победу, а СМИ наперебой прогнозируют «перестановки в правительстве». В числе прочего, мелькали и «утечки» и о возможной отставке главы МИД РФ. Потом и в Кремле, и в «высотке» на Смоленской площади их вроде бы опровергли, но осадок, как говорится, остался.

Справедливости ради, с осени 2017 года в Интернете активно постили впечатляющие лонгриды, явно написанные «инсайдерами» в высотном доме на Смоленской площади. Их автор (уже потом в СМИ назвали его имя — Михаил Булганин) подвергал деятельность Сергея Лаврова жесточайшей критике, обвинял министра во многих грехах, от слишком пристальной заботы об интересах Армении и до неумения предотвратить «неприятности», поджидающие Россию на международной арене. И вполне предсказуемо призывал президента РФ Путина отправить нынешнего главу МИД в отставку как можно скорее.

Не сказать, чтобы критика, высказанная в адрес Сергея Викторовича, была бы ну абсолютно неубедительной. Другое дело, что вряд ли во всех бедах, которые обрушились на РФ, виноват исключительно Лавров. В самом деле, вряд ли именно Серей Викторович единолично принимал решение об аннексии Крыма, отправке войск на Донбасс,  да и Скрипалей вряд ли травили по его приказу. Можно, правда, предположить, что Лавров вполне подходит на роль этакой «искупительной жертвы» за все проблемы, а теперь, после высылки дипломатов, для такого решения появились дополнительные аргументы. Но, во-первых, в Кремле могут не пожелать признавать свою ответственность за происходящее даже в таком «усеченном» виде. А во-вторых, и «в-главных», даже дилетанты понимают: те решения, за которые сегодня РФ регулярно «прилетает», принимали не на Смоленской площади и даже не на Лубянке, а в Кремле. Такое вот «пишем «Лавров», подразумеваем «Путин»». И, пожалуй, одного только этого достаточно, чтобы не осталось сомнений: нынешняя «дипломатическая война» выходит далеко за рамки дипломатии как таковой. За ней стоит куда более опасный и болезненный для Кремля процесс. Это даже не «потеря лица». Это «потеря статуса». Будучи вполне уважаемой страной и вознамерившись вернуть себе положение «сверхдержавы», Россия внезапно оказалась на мировой арене в положении «нерукопожатного» и «токсичного» государства, которое обвиняют в агрессии и примирении химического оружия и против которого вводят разнообразные санкции. Причем в Москве такого поворота дел явно не ждали. России слишком долго все сходило с рук, и здесь уверовали: так будет всегда. Запад подрастерял политическую волю и решимость, там перевелись сильные политики и авторитетные лидеры, а значит, России никто не посмеет перечить. И основания думать так вроде бы имелись.

В самом деле, на фоне «эйфории Горби» Запад послушно закрывал глаза, какими методами Горбачев «усмирял» непокорные «национальные окраины». За Алма-Ату, Тбилиси, Баку, Вильнюс, Ригу Михаил Сергеевич не услышал даже простого «ай-я-яй». Борису Ельцину без колебаний простили соучастие российских регулярных войск в боевых действиях против Азербайджана, Грузии и Молдовы. Уже в 2008  году «пятидневная война» России против Грузии закончилась ничем — ее даже не назвали агрессией. Точно так же двумя годами ранее, в 2006 году, Москве сошли с рук и убийство в Лондоне бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко, и попытки возвести подозреваемого в этом преступлении Лугового едва ли не в образ национального героя, и странная смерть Бориса Березовского, и многое другое.

Но теперь все иначе. Аннексия Крыма, судя по многим признакам, излечила от иллюзий в отношении Москвы если и не весь мир, то уж во всяком случае ведущие страны. Нарушение подписанного договора, силовая перекройка границ — «коктейль» получился слишком «крепким», чтобы его безболезненно «проглотили». Страны Европы увидели в РФ прямую и явную угрозу для себя. Тем более что эта аннексия сопровождалась еще множеством тревожных признаков, от регулярных опасных маневров российских военных самолетов вблизи натовских границ и до учений с отработкой наступательных действий. Москва обещала разместить в Калининграде «Искандеры», грозилась «ответить» на систему ПРО…В результате после Крыма в мире игра пошла по другим правилам. Что, похоже, оказалось полной неожиданностью для Кремля. И это не просто «неспрогнозированные последствия», а стратегический провал.

Устроив «демонстрацию силы», Москва рассчитывала, что с ней будут, как это бывало прежде, вести торг, надеялась на «раздел сфер влияния», а вместо этого Запад не боится, а планомерно усиливает давление и изоляцию России. И самое главное, безболезненного выхода из этой ситуации у Москвы не просматривается.  Вернуть Крым, отказаться от продолжения войны на востоке Украины, прекратить поддержку Асада в Сирии — на такое Путин по понятным причинам не пойдет. Для него, сделавшего ставку на образ «политического мачо», это будет политическим самоубийством. Продолжать в том же духе — это тоже самоубийство, но уже в общенациональном масштабе. В Росси нарастает социальная напряженность. А изоляция в мире обходится слишком дорого. Санкции бьют не только по экономике, но и по обороноспособности России. Ждать, пока на Западе «одумаются», не приходится: здесь уже однажды взяли измором СССР, и теперь вполне могут повторить опыт. Словом, как выразился обожаемый Владимиром Путиным Иосиф Сталин, из двух имеющихся вариантов «оба хуже». И как выбираться из этой ситуации, ясности нет

В отличие от Горбачева, Владимира Путина никто не называл «агентом влияния Запада». Но вот именно его деятельность, похоже, окончательно «сбила» Россию на уровень страны-изгоя вроде Северной Кореи или Ирана времен Махмуда Ахмади Нежада. И если в мире действительно существуют русофобы без кавычек, которые прямо-таки спят и видят, как бы побольнее уязвить, оскорбить и унизить Россию, то сегодня сбываются их самые что ни на есть сокровенные мечты. И происходит это благодаря той политике, которая велась под аккомпанемент фразочек «Мы встали с колен», «Крым наш» и «не смей оскорблять Россию больше!» Судя по всему, те, кто еще в 2014 году переименовал «крымнаш» в «намкрыш», были куда ближе к истине, чем того хотелось бы Кремлю.

Нурани

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

20 Июль 2018

19 Июль 2018

Предыдущие новости