Свобода людям, независимость нациям!

«Будешь его жена, а моя любовница»: как депутат приставал к Фариде Рустамовой

В России впервые разгорается скандал с обвинениями в домогательствах в Госдуме: журналистки обвинили в непристойном поведении депутата Леонида Слуцкого. Он уверяет, что все это клевета, и требует предоставить доказательства.

Би-би-си располагает собственными свидетельствами.

За последние две недели сразу две журналистки — замглавного редактора телеканала RTVI Екатерина Котрикадзе и продюсер телеканала «Дождь» Дарья Жук — рассказали о домогательствах со стороны депутата от ЛДПР Леонида Слуцкого. Ранее телеканал «Дождь» утверждал, что Слуцкий неоднократно домогался журналисток.

В Госдуме подчеркивают, что вина депутата не доказана, и советуют обращаться в комиссию по этике. Сам депутат все отрицает и грозится подать в суд за клевету.

Русская служба Би-би-си поговорила с журналистками, работающими в Думе, и чиновниками, и узнала, есть ли в чем обвинять Слуцкого.

«Будешь его жена и моя любовница»

24 марта 2017 года корреспондент Русской службы Би-би-си Фарида Рустамова пришла в обставленный иконами рабочий кабинет депутата от ЛДПР, главы комитета по международным делам Леонида Слуцкого, чтобы взять его комментарий о визите в Россию кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен. Это было редакционное задание: до президентских выборов во Франции оставался месяц, и визит Ле Пен в Россию, закрытое заседание комитета с ее участием и ее встреча с президентом Путиным представляли интерес для любого СМИ.

Рустамова зашла в кабинет депутата вместе с его помощницей по работе с прессой Дианой Рудаковой, поздоровалась и объяснила цель своего визита. И сам Слуцкий, и Рудакова к тому моменту знали журналистку около двух лет, с тех пор как она начала работать парламентским корреспондентом.

В силу того, что помощница Слуцкого по совместительству работала еще и корреспондентом ТАСС, журналистка Би-би-си попросила ее на короткое время выйти из кабинета. «В Думе очень много журналистов, так как это самый открытый орган власти, и конкуренция за комментарии очень высока. Безусловно, все пытаются поймать где-то депутата так, чтобы никто из коллег этого не услышал и не узнал, и это реально сложно», — объясняет она желание остаться без свидетелей.

После того как помощница вышла, Рустамова задала свой вопрос: зачем Ле Пен накануне президентских выборов во Франции приезжала в Москву. Слуцкий ответил, что француженке просто захотелось пообщаться «с интересными политиками, которые собрались сейчас в плоскости парламентской дипломатии здесь в Государственной думе». По воспоминаниям девушки, они стояли приблизительно в трех метрах друг от друга: он опирался на стул за столом, она ближе к выходу из кабинета.

Приведенные нижe цитаты из беседы Слуцкого и Рустамовой дословные, так как весь диалог оказался полностью зафиксированным на аудиозаписи — диктофон Фарида Рустамова включила при входе в кабинет, собираясь взять комментарий. Запись имеется в распоряжении Русской службы Би-би-си.

Рустамова сообщила Слуцкому, что беседа будет вестись не под запись. В журналистской практике это означает, что она обещает депутату: его ответ не будет процитирован напрямую от его имени. Однако на протяжении всего разговора диктофон Рустамовой был включен, и, по словам журналистки, Слуцкий об этом знал.

Неожиданно в ходе разговора Слуцкий сменил тему беседы и предложил: «Зайчутка, может, тебе бросить на […] это Би-би-си? Я тебя возьму куда-нибудь». Рустамова отказалась и уточнила, связано ли нежелание рассказывать детали визита французского политика с тем, что она работает именно на Би-би-си. «Нет, просто ты от меня бегаешь, целоваться не хочешь, я на тебя обиделся», — ответил ей депутат.

— У меня есть молодой человек, Леонид Эдуардович.

— Брось его.

— Не хочу.

— Почему?

— Я хочу за него замуж.

— Отлично, будешь его жена, а моя любовница.

Рустамова еще раз попыталась задать вопрос про Ле Пен, но больше ни одного ответа по существу не получила. После чего, со словами «давай, зайчонок, будет настроение, заглядывай, я по тебе соскучился», по воспоминаниям журналистки, политик резко приблизился к ней, «провел рукой, внутренней частью ладони, по моему лобку вверх» и отскочил.

Рустамова вспоминает, что это было настолько неожиданно, что повергло ее в шок и ступор: «Я не понимала, что произошло. Это было очень резко. Я начала заикаться, булькать, у меня было оцепеневшее состояние. Я промямлила, что я больше к вам не приду, вы распускаете руки».

Судя по ответу, который имеется на аудиозаписи беседы, Слуцкий с такой оценкой своих действий не согласился.

«Я руки не распускаю, ну так если, чуть-чуть. Распускать руки — это некрасивое выражение», — ответил депутат.

— Но вы это делаете!

— Я это делаю красиво.

— То, что вы сейчас сделали, было очень некрасиво. Я буду очень переживать, потому что это пипец.

«Не переживай. Давай, заглядывай ко мне в гости, я тебя всегда рад видеть», — сказал Слуцкий и затем подытожил: «Зайчонок, если бы я что-то тебе рассказал, я был бы наказан. Я воспользовался твоим приходом, чтобы еще раз подчеркнуть интерес к тебе. Бросай на […] молодого человека и заглядывай. Чем раньше ты это сделаешь, тем лучше. Я готов тебе реально помогать».

Год спустя Рустамова рассказывает, что, выйдя из кабинета, она «разревелась и пошла на третий этаж (там в Госдуме находится пресс-зал — прим. Би-би-си) в поисках коллег, кому я могу это рассказать».

Одна из журналисток парламентского пула подтвердила Би-би-си, что действительно около года назад (точной даты она не помнит) Рустамова «в очень тяжелом состоянии пришла в думский аквариум (неофициальное название пресс-зала — прим. Би-би-си)» и рассказала про этот инцидент ей и еще нескольким коллегам.

Рустамова сразу же рассказала о произошедшем своему молодому человеку, друзьям, некоторым коллегам и непосредственному начальству. Опрошенные Би-би-си друзья Рустамовой подтверждают, что именно тогда и именно в таких словах она пересказала им случившееся.

Пресс-служба Би-би-си в официальном ответе подтвердила, что Фарида сообщила о произошедшем вскоре после того, как это случилось. «Би-би-си серьезно относится к благополучию и безопасности своих журналистов, и в случае предполагаемого харассмента предоставляет помощь своим сотрудникам. В своих действиях касательно этого инцидента мы руководствовались пожеланиями Фариды».

Слуцкий на вопросы Би-би-си о событиях 24 марта на момент публикации этого материала не ответил.

«Мне было страшно выйти с этим одной»

В России нет закона, предусматривающего ответственность за сексуальные домогательства. И даже статья 133 УК РФ о понуждении к действиям сексуального характера «фактически не работает», объясняла депутат Госдумы Оксана Пушкина. Поэтому вариант обращения в полицию Фарида Рустамова даже не рассматривала.

Вместе со своими друзьями журналистка разобрала все возможные варианты действий, включая обращения к думскому руководству или публичные заявления. Но делать что-либо из этого в одиночку она боялась: «Мне было страшно выйти с этим одной». Рустамова объясняет, что она боялась сама стать объектом критики, так как в российском обществе распространена культура обвинения жертвы.

Кроме того, по словам девушки, еще одной причиной молчания было то, что она долго винила себя: «Почему я не смогла отреагировать в тот момент резко, почему я не смогла наорать на него, ударить его. Другой человек, может быть, бросил предметом, а я просто стояла как облитая говном и не могла сдвинуться с места. Меня мучило, что на записи слышен мой жалкий лепет — «че вы руки распускаете, это пипец».

В целом, по словам Фариды Рустамовой, это была травматичная история, которую ей пришлось обсуждать с психотерапевтом.

«Очень сильно пялился всегда»

Среди журналистов, постоянно работающих в Госдуме, у Слуцкого сложилась определенная репутация, рассказали Би-би-си четыре корреспондента парламентского пула, пожелавшие остаться неназванными из нежелания связывать свое имя с этим скандалом.

Все собеседницы почти в унисон рассказали корреспонденту Би-би-си о том, что давно предпочитают брать комментарии у политика по телефону или переписке, избегая личных встреч.

«Я просто перестала с ним общаться, как только я поняла, что он из такого рода людей, кто начинает сразу тыкать, нависает над тобой, позволяет шуточки глупенькие. Ключевым фактором стало, что он на меня смотрел достаточно неприятно», — говорит одна девушка.

«Очень сильно пялился всегда. Если он дает комментарий, он смотрит не в глаза, а на грудь. Или если я прохожу мимо по коридору, он смотрит мне на попу. Мы с коллегами обсуждали, что это происходит со всеми и что это очень неприятно», — объясняет вторая.

«Идти к нему за комментарием никогда желания не возникало, потому что была некоторая боязливость», — добавляет третья.

При этом, как говорят журналистки, в течение нескольких лет ситуация не казалась им достаточно серьезной. Как сформулировала одна собеседница, услышав про случай с Рустамовой, она изначально «подумала, что речь идет о его типичном поведении и девушка просто столкнулась с этим впервые. Не было ощущения, что надо бить в набат. Когда я стала выяснять подробности, что именно произошло, я, конечно, обалдела».

Три собеседницы Би-би-си рассказали, что обсуждали с пресс-службой Государственной думы и, в частности, с ее начальником Константином Тарасовым действия главы комитета по международной политике. Свои имена они просили не называть из опасений за свою карьеру.

При этом все они, не сговариваясь, просят уточнить, что никаких претензий к пресс-службе не имеют и даже наоборот: ее сотрудники со своей стороны всегда «очень понимающе входили в ситуацию и старались в этом отношении помочь», а сейчас, когда история вышла в публичное пространство, «никто не стал закрываться или говорить, что сами виноваты, наоборот, ведут себя очень по-человечески».

Сам Константин Тарасов на вопросы Русской службы Би-би-си, обсуждал ли он с журналистами действия Слуцкого, ответил отрицательно и добавил, что об обвинениях депутата в харассменте он «узнал из СМИ, как все».

Публичный скандал

Поведение Слуцкого по отношению к журналисткам стало обсуждаться публично после того, как вопрос об этом задали непосредственному партийному начальнику депутата, лидеру ЛДПР Владимиру Жириновскому, в прямом эфире телеканала «Дождь», куда он пришел давать предвыборное интервью в конце февраля 2018 года.

«Об этом знает вся Госдума», — подчеркнула парламентский корреспондент телеканала Елизавета Антонова, задавшая вопрос политику.

Жириновский ответил, что ему лично ничего не известно, и пообещал «побеседовать» со Слуцким. Тем же вечером «Дождь» написал на своем сайте, что о домогательствах рассказали две корреспондентки и одна продюсер, пожелавшие остаться неназванными.

Имя анонимного продюсера стало известно спустя неделю: им оказалась сотрудница «Дождя» Дарья Жук. Она рассказала, что столкнулась со Слуцким, когда звала его в эфир по СМС: «Отвечал, что придет в студию, только если я с ним поужинаю. Когда он пришел на эфир, он пытался поцеловать меня в губы и потрогать за ягодицы». Это было еще в 2014 году. Слуцкий это не комментировал.

До этого с публичным обвинением Слуцкого в домогательствах выступила заместитель главного редактора телеканала RTVI Екатерина Котрикадзе. Она рассказала, что познакомилась со Слуцким в 2011 году, когда еще работала на грузинском телеканале. По ее словам, он запер журналистку в кабинете, прижал к стене и пытался поцеловать.

«Грузинские журналисты обвиняют и не в этом», — позже сказал Би-би-си Слуцкий.

Без малого через год после истории в кабинете Фарида Рустамова также решилась выступить открыто. Свою мотивацию она объясняет так: «Стало понятно, что на публикацию «Дождя» толком нет реакции, только говном облили телеканал. Плюс страдает еще одна девушка, про которую все подумали, что анонимный источник — это она. В общем, я решила что пора вывести это в публичное поле, чтобы защитить ее от возможных последствий, а «Дождь» от суда».

«Почему не обращались в комиссию по этике?»

В Думе заявления журналисток спровоцировали неоднозначную реакцию. Слуцкий после самого первого сообщения заявил, что ему лестно сравнение с Харви Вайнштейном, но все это ложь и провокация. Вице-спикер от ЛДПР Игорь Лебедев пообещал лишить «Дождь» аккредитации. Коллега Слуцкого по ЛДПР депутат Морозов поупражнялся в остроумии в комментариях на «Фейсбуке»: «Я готов взять пару журналисток на себя!»

Самая первая заметка на сайте «Дождя» была основана на анонимных источниках — это и стало причиной возмущения депутатов. «Вызывает подозрение, что если с его стороны были домогательства когда-то к кому-то, почему они молчали? […] Почему к нему не обращались с претензиями? Почему не обращались в комиссию по этике? […] Идти на поводу у вас, бросать избирательную кампанию, бегать и подсматривать, кто к кому там приставал, я не буду. Приставали — заявите об этом. Если не заявили — значит, провокация», — эмоционально высказался Жириновский.

В понедельник 26 февраля корреспонденты парламентского пула практически в полном составе пришли к заместителю руководителя аппарата Госдумы Вадиму Маршалко и передали просьбу к спикеру Госдумы Вячеславу Володину лично разобраться в ситуации. Фарида Рустамова также присутствовала на этой встрече. По словам Рустамовой, Маршалко дал понять, что воспринимает ситуацию серьёзно, однако ответил, что его смущает анонимность заявлений о харассменте и порекомендовал обращаться в комиссию по этике. Рустамова на встрече была как корреспондент парламентского пула, о том, что она пострадала от действий Слуцкого, она замруководителю аппарата Госдумы не рассказывала.

Вечером 28 февраля ситуацию прокомментировал Володин. Он сказал что, «озвученные ситуации не могут не волновать, и никто мимо них проходить не будет. Но эту проблему нужно решать только в правовом поле» — и предложил пострадавшим обратиться в ту же комиссию по этике. 2 марта Володин пообещал взять «ситуацию со Слуцким под личный контроль».

Продюсер «Дождя» Дарья Жук на прошлой неделе подала заявление в комиссию Государственной думы по вопросам депутатской этики. Фарида Рустамова шестого марта 2018 года также подала обращение в комиссию.

По словам Рустамовой, извиниться перед ней Леонид Слуцкий за прошедший год не пытался, а она в свою очередь больше никогда о комментариях его не просила.

Би-би-си попросила Слуцкого прокомментировать свидетельство Фариды Рустамовой о событиях 24 марта 2017 года, сначала отправив официальный запрос по электронной почте, а затем попытавшись связаться с политиком по телефону, однако на момент публикации он на вопросы не ответил.

Слуцкий рассказал о своем взгляде на скандал после послания Путина Федеральному собранию, где его встретили корреспонденты Би-би-си: «Это просто заказуха. Народ не устраивает, то что авторитет комитета по международным делам, в том числе председателя комитета, на Западе пошел вверх. Это типичная, к сожалению, для нашего времени заказуха, которая вместо того чтобы отобрать авторитет, наверное, его добавила».

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

20 Июль 2018

19 Июль 2018

Предыдущие новости