Свобода людям, независимость нациям!

«Бряцание языком», или «флустерпропаганда» по-армянски

На кого пытался произвести впечатление Лева Мнацаканян своими угрозами «нанести удар по Мингечевирской ГЭС» и «обрушить экономику Азербайджана»? 

Среди всех цитат, авторство которых приписывают чаще всего Альберту Эйнштейну, есть и такая. Как утверждают, на вопрос: «Каким оружием будет вестись Третья мировая война?» — великий физик ответил: «Не знаю, но единственным оружием Четвертой будет каменный топор». К счастью для всего человечества, Третья мировая война в своем «горячем» варианте так и не началась. Вернее, пусть даже об этом предпочитают не говорить вслух, советское руководство в восьмидесятые годы просто предпочло капитулировать без настоящей войны. Советская экономика была измотана «гонкой вооружений», страна, уставшая от длинных очередей и пустых прилавков, стояла на грани «голодных бунтов», а технологическое отставание не давало шансов выдерживать «оружейный паритет» с Западом. Понятно, что любители разговоров о «мощи русского оружия» эту тему затрагивать не любят, но для того, чтобы представить себе разницу в уровне технологий, надо бы не щеголять мало понятными непосвященным тактико-техническими характеристиками отдельных «изделий», а сравнить, предположим, телевизор «Горизонт» с аналогичным изделием фирмы «Телефункен». Или «Жигули» с «Фордом». А это уже диктовало вполне ожидаемый сценарий: вести с США переговоры о разоружении, чтобы сделать сокращение ядерных арсеналов по крайней мере взаимным, выводить войска из Афганистана и из стран Восточной Европы и вообще поумерить геополитические мечты.

Был, впрочем, и другой вариант: использовать ускользающую военную мощь, нанести решающий удар, или хотя бы эту самую мощь убедительно продемонстрировать. И если поднять старые подшивки уже пожелтевших газет, можно заметить, как резко взлетел «градус» советской риторики во времена Андропова, а на телеэкранах замелькал маршал Огарков, глава Генштаба вооруженных сил СССР, со своими, как и положено «ястребу при погонах», жесткими и агрессивными заявлениями.

Армения, конечно, далеко не сверхдержава. Ее не очень получится даже назвать полноценным независимым государством. Но все же некоторая «свобода рук» у ее руководства имеется. И ему, этому самому руководству, сегодня приходится определяться с линией поведения в весьма непростой ситуации. Азербайджанские СМИ и социальные сети активно обсуждают интервью, которое, если верить, к примеру, Vesti.az, дал одному из Интернет-ТВ Армении бывший «министр обороны Нагорного Карабаха» Самвел Бабаян. Для начала он напомнил, что «соотношения человеческих и материальных ресурсов Армении и Азербайджана несопоставимы». И на этом не остановился. «…Азербайджан все больше закупает современные виды вооружения и высокоточные системы огневого поражения, чего не может позволить себе Армения. Это в основном артиллерийские, ракетные системы и средства воздушного нападения. Вы представляете, что будет, если десятки тысяч снарядов и ракет будут падать на головы наших солдат. Что они будут делать? Ловить их руками? Да там ничего не останется, — довел до сведения журналиста реальную оперативную обстановку бывший «полевой командир». — А каким вооружением они оснастили войска, дислоцированные в Нахичевани, которые смогут поразить любые цели в глубине нашего оперативного построения, вплоть до Еревана…».

Конечно, не исключено, что интервью это в Армении постараются или не заметить, или вообще объявят «фейком». Только вот малоприятная реальность от этого никуда не исчезнет.

Но по ту сторону линии фронта вместо подготовки своего общественного мнения к неизбежному, пусть и нелегкому, компромиссу, предпочитают «бряцать языками» и раздувать военную риторику. Сначала, напомним, министр обороны Армении Давид Тоноян в интервью EADaily намекнул на «соблазн» Армении использовать в случае чего «предоставленное» ей оружие. Вслед за ним эстафету подхватил Левон (Лева) Мнацаканян, именующий себя «министром обороны Нагорного Карабаха». Прежде всего, сей «гений военного искусства» решил прокомментировать приобретение Азербайджаном новейших вооружений – белорусских «Полонезов», чешских «Дана» и израильских «LORA». И уверенно заявил: «Похожее оружие есть у наших «вооруженных сил»». Возможности поражения такие же, какие у Азербайджана». Правда, не уточнил, о каких именно образцах идет речь. А затем перешел к «обозначению целей», против которых это оружие по ту сторону линии фронта хотели бы пустить в ход: «Мы незамедлительно нанесем удар по Мингечевирской ГЭС, если возникнет такая необходимость», — грозился Лева Мнацаканян. — Военное искусство требует нанесения ударов по подобным и военным объектам. Это причинит урон экономике и исключит возможность обеспечения ВС противника соответствующими ресурсами. Этот объект входит в наши планы». И вообще, по его словам, «у нас есть возможность парализовать экономику Азербайджана, но пока не вижу повода для этого».

Правда, при этом господин Мнацаканян, похоже, забыл из этого военного искусства кое-что очень важное. Во-первых, самое опасное на войне — это недооценить противника. Во-вторых, планируя удар по кому-либо и чему-либо, надо принимать во внимание и возможность ответного удара. А в-третьих, еще Макиавелли предупреждал: сильный, но не смертельный удар означает смерть для того, кто его нанес. В Минобороны Азербайджана ответили тут же: «Находящиеся на вооружении армии и обладающие сокрушительной силой самые современные системы вооружения способны за короткое время уничтожить все важные военные объекты врага и стратегические коммуникации».  После чего посоветовали: «Прежде чем делать столь безответственные заявления, вражеская сторона должна подумать о том, что на территории Армении есть такие объекты, после уничтожения которых на этих территориях на протяжении веков не будет жизни».

По законам жанра, здесь надо бы поставить точку. И посоветовать ереванским стратегам получше изучить оперативную обстановку. Только вот возможные выводы из всего этого шоу речевого жанра, устроенного господином Мнацаканяном, не исчерпываются.

Прежде всего, нелишне уточнить, о каких именно образцах оружия говорил сей «полководец», заявляя, что у его «армии» есть, мол, оружие не хуже. Во-первых, формулировка слишком уж расплывчатая. И скрываться за ней может что угодно, от попыток выдать, условно говоря, «запорожец» за «порш», до намеков на наличие действительно серьезного оружия. Но тогда…как оно попало в Карабах? Купили «на открытом рынке»? Дело даже не в трудностях приобретения оружия никем не признанным оккупационным режимом. Просто стоят все эти «стрелялки», да еще сравнимые по характеристикам с «Полонезами» или «LORA», недешево, продавая тутовку на ереванском базаре, на них не скопить. Речь идет о том, что стоит на вооружении армии Республики Армения? Вот это уже поближе к истине. Но тогда словоизвержение господина Мнацаканяна превращается в очередную улику и красноречивое доказательство, что имеет место в регионе агрессия Армении против Азербайджана, а никакое не «самоопределение армян Карабаха». Плюс ко всему, как бы это поделикатнее сказать, у Еревана тоже туговато с деньгами. Оружие здесь не приобретают, а получают в подарок. И вот если вспомнить, как громко верещали в Армении по поводу приобретения через Израиль продукции чешских и словацких оружейников, то по крайней мере нелишне переадресовать вопрос России: там как-то обговаривали такие манипуляции со своими оружейными «подарками»? Армения нарушила договоренности? Или Россия не посчитала нужным внести в контракты и соглашения соответствующую оговорку?

А вот тут надо бы поподробнее. Во-первых, степень зависимости Еревана от Москвы такова, что здесь без дозволения «старшего партнера» вряд ли решатся устраивать подобный «фестиваль угроз». Во-вторых, перед тем, как к микрофону прорвались Тоноян и Мнацаканян, состоялась пресс-конференция премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Где он прямо дал понять, на кого в Ереване возлагают надежды на свое спасение от военного разгрома: «Угроза возобновления войны в нашем регионе всегда существует, и мы должны быть готовы к такому развитию событий. Но, так как речь зашла о России, я хочу сказать, что как сверхдержава Российская Федерация имеет возможности не допустить возобновления военных действий. И я не верю, что дружественная Армении страна, стратегический партнер — Россия не будет использовать свои рычаги (влияния) для того, чтобы оказать давление на Азербайджан и не допустить войны».

Добавим от себя: «наказывать» Азербайджан за излишнюю самостоятельность от имени Армении — тактика для Москвы не новая. Да, в Баку не закрывают русских школ, не сносят памятников героям второй мировой войны и не переносят день победы с 9 мая на 8, и даже принимают у себя Кубок моря в рамках проводимых Россией армейских игр, но зато активно продвигают свое сотрудничество с Западом. В ходе саммита НАТО министры иностранных дел и обороны Азербайджана встречались с главами Госдепартамента и Пентагона, причем в прессе появились весьма прозрачные намеки на возможность визита Помпео и Мэттиса в Азербайджан.

В Баку уже побывал президент Италии. Президент Азербайджана Ильхам Алиев совершил визит во Францию, где были подписаны контракты и соглашения на 2 миллиарда долларов. Теперь на Южном Кавказе ждут Ангелу Меркель. И самое главное, в Азербайджане успешно реализуют проект «Южного газового коридора». На днях именно азербайджанский газ Госдепартамент США вполне официально назвал альтернативой российскому «голубому топливу» — притом что в США готовятся ввести серьезные санкции против российского «Северного потока-2». А газ для России — не только и не столько товар, сколько политический ресурс, средство и подкупа, и шантажа. Этакий «кнут и пряник» в одном флаконе. То есть «в одной трубе». А эта система безотказно работает только в том случае, если Россия занимает на газовом рынке монопольное положение. Словом, самое время дать команду «Фас!» ереванским и  ханкендинским марионеткам, чтобы те сделали для России всю «грязную работу». Да, конечно, Россия повышает для Армении цены на газ, но для своего «форпоста» Кремль всегда сопроводит «кнут» соответствующим «пряником». Особенно если «пряник» этот в интересах самой же России и за счет Азербайджана.

Но…насколько этот сценарий выполним сегодня? Двинуть войска через северную границу Азербайджана, обстреливать Баку с моря из корабельной артиллерии и запускать «Калибры» по целям в нашей стране — все это вполне возможно для Кремля технически, но слишком рискованно с политической точки зрения. На календаре уже не 28 апреля 1920 года. Участие в боевых действиях на стороне Армении российских подразделений? Это вариант куда более безопасный и не раз «обкатанный», но…устраивать очередной ремейк «ихтамнет» на фоне санкций и прочих неприятностей — тоже не «беспроигрышная лотерея».

Но, как ни парадоксально это звучит, вполне возможно, что кое-чего в Ереване и Москве пытались и пытаются добиться без реальной войны — исключительно при помощи такого рода громких заявлений. Вернее, при помощи приема, известного еще по крайней мере с тридцатых годов ХХ века — «флустерпропаганды». То есть нашептывания слухов. А уж при помощи этих слухов можно и спровоцировать панику, и внести сумятицу. Вот и обещания Мнацаканяна нанести удар по Мингечевирской АЭС были адресованы не азербайджанским военным, которые знают и возможности ответного удара, и плотность противовоздушного прикрытия крупнейшей ГЭС, а, скажем так, «широкой общественности».

Поясним. В Ереване еще во времена Сержа Саргсяна открыто делали ставку на «раскачивание ситуации» в Азербайджане, о чем президент этой страны рассуждал на заседаниях правительства Армении совершенно открыто, «под диктофон» и «на камеру». Богатый опыт по использованию тех же соцсетей и для «флустерпропаганды», и для раскачки ситуации накоплен в России. Это и история «русской девочки Лизы» в Германии, и фейковые новости во время предвыборной кампании в США, и еще много подобных же «прецедентов».

Вот и на сей раз по ту сторону «линии фронта», похоже, самым внимательным образом отслеживали обсуждения в азербайджанском секторе социальных сетей недавнего «блэкаута». И теперь выстроили на этой основе аж целую стратегию: вот мы пообещаем ударить по Мингечевирской ГЭС, «эти кочевники» тут же перепугаются, а в Азербайджане тут же поднимется волна настроений в стиле «лучше отдадим Карабах, чем будем сидеть без электричества!» И, возможно, общаясь с персонами вроде Аликрама Гумбатова и прочих платных провокаторов, даже верили в успех этой затеи.

Только вот в реальности эффект, скорее всего, окажется обратным ожидаемому. В том числе и в сфере «флустерпропаганды», которая, как известно, оружие обоюдоострое. Да, в Азербайджане могут возмущаться «сбоем» в работе энергосистемы, делиться рассказами, кто и как пережил эти несколько часов без электричества, требовать, наконец, ответов от энергетиков, возмущаться, почему не сработали генераторы в больнице, но вот делать ставку на то, что Азербайджане тут же поднимется волна настроений в стиле «лучше отдадим Карабах, чем будем сидеть без электричества!» — это даже не клиническая наивность, а нечто похуже. Но зато в Ереване и Ханкенди, в числе прочего, прочитают ответ Минобороны Азербайджана на заявления Мнацаканяна. И начнут задавать себе и окружающим совсем уж опасные вопросы: если Лева Мнацаканян об ударе по Мингечевирской ГЭС говорил серьезно, то что «прилетит» в ответ с азербайджанской стороны? Причем в самом прямом смысле? И не лучше ли заблаговременно принять меры и перебраться куда-нибудь подальше от линии фронта, пока этим горе-воякам не пришло в голову пострелять? Так что ереванские мастера «флустерпропаганды», вполне возможно, спровоцируют волну панических слухов, но только в собственном лагере. И вот здесь ее последствия окажутся куда сильнее, чем просто комментарии в соцсетях.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Нет комментариев

Лента новостей

14 Декабрь 2018

Предыдущие новости