İnsanlara hürriyət, millətlərə istiqlal!

«Рашагейт» в США набирает обороты

Станет ли Майкл Флинн «Глубокой глоткой» для Дональда Трампа?

Во многих туристических городах мира есть, скажем так, свои обязательные точки для фотографирования, вроде «Чьорт побьери!» в Баку или Красной площади в Москве. Столица США — не исключение. Белый дом, Капитолий, памятник Джорджу Вашингтону, Смитсониевкая аллея — далеко не полный список. А в последней четверти ХХ века в список обязательных адресов вошел и отель «Уотергейт» — зримый символ крупнейшего в истории США политического скандала, который закончился вынужденной отставкой президента Ричарда Никсона. Уотергейтский скандал, начавшийся с журналистского расследования двоих репортеров «Вашингтон пост» попытки установить подслушивающие устройства в штаб-квартире кандидата от Демократической партии, соперника Никсона на выборах сенатора Макговерна, не только заставили переоценить возможности «четвертой власти», но и добавили окончание «гейт» практически ко всем скандалам, так или иначе затрагивающим действующего главу Белого дома.

В полной мере это касается  и «Рашагейта» — расследования возможных связей членов команды Дональда Трампа и его самого с Кремлем. Где появилась очередная громкая «утечка». На первые полосы газет вновь вернулось имя Майкла Флинна, отставного генерала, который был ключевым внешнеполитическим помощником во время предвыборной кампании Трампа, после его победы на выборах занял пост советника по национальной безопасности, но, проработав в этой должности менее месяца, подал в отставку. Как сообщает CNN, спецпрокурор Роберт Мюллер сообщил суду, что Флинн оказал «существенную» помощь в его расследовании предполагаемого вмешательства России в президентские выборы США 2016 года, причем помощь бывшего помощника Трампа была настолько важной и своевременной, что Мюллер рекомендовал суду не назначать Флинну наказание в виде лишения свободы.

Для Дональда Трампа это по-настоящему плохая новость. Во-первых, такое «милосердие» в отношении Флинна — ясный сигнал другим свидетелям: откровенность будет вознаграждена. А во-вторых, и «в-главных». Флинну, без сомнения, есть что рассказать Мюллеру.

Здесь необходимо напомнить предысторию. Президентские выборы в США состоялись в ноябре 2016 года, победу на них одержал Дональд Трамп, но сомнения, что произошло это не без помощи Кремля, высказывались уже тогда. А бурная радость, которую демонстрировали в РФ после победы Трампа, лишь укрепляла подозрения. Так или иначе, 29 декабря 2016 года уходящий президент США Барак Обама ввел против РФ санкции за вмешательство в выборы. А Госдепартамент в тот же день объявил персонами нон грата 35 российских дипломатов, обвинив их в том, что они действовали «не в соответствии с их дипломатическим или консульским статусом». Но, вопреки прогнозам, Москва не стала устраивать немедленную «ответку», а Владимир Путин даже заявил, что Россия оставляет за собой право на ответные меры, но «не будет опускаться до уровня кухонной дипломатии», и  дальнейшие шаги по восстановлению российско- американских отношений Москва будет выстраивать, исходя из политики, которую будет проводить новая вашингтонская администрация.

А потом грянула сенсация. Как оказалось, в Вашингтоне с послом РФ Кисляком вел конфиденциальные переговоры будущий советник Трампа по нацбезопасности Майкл Флинн, который доверительно сообщил российскому дипломату, что в команде нового президента рассматривают вопрос о снятии санкций с РФ. Потом, в рамках расследования, Флинн лгал ФБР о своих беседах с Кисляком — не помогло. В результате, проработав на посту советника по национальной безопасности меньше месяца, вынужден был подать в отставку.

Известно и другое. Флинн уверял, что он не рассказывал деталей своих разговоров с Кисляком другим членам команды Трампа, а тем более самому на тот момент будущему президенту. Но в это наблюдатели и эксперты уже не поверили. Майкл Флинн — отставной генерал, бывший начальник одной из разведслужб США. До того, как прийти в «команду» Трампа, он не был «свободным художником», которому пришлось бы наспех постигать азы государственной службы, субординации и границ допустимой самодеятельности, и точно представлял себе «правила игры». Так что Майкл Флинн менее всего походит на человека, который пошел бы «на побалтушки» с послом РФ на свой страх и риск, не представляя, чем это может закончиться и не поставив в известность «товарищей по команде». Тем более не верится, что эта самая «команда» тоже ни сном ни духом не ведала, что после своей отставки Флинн консультировал «симоньяновский» канал RT, получал за это деньги и появился даже на его корпоративном празднике, где в прямом смысле слова сидел за одним столом с Путиным. И если теперь Майкл Флинн. как выражаются в определенных кругах, «запел»…то Трампу определенно есть о чем беспокоиться. В том, что вмешательство имело место, к западу от Атлантического океана мало кто сомневается. В том, что недопустимые, с точки зрения этики и законов, контакты с представителями РФ некоторые члены команды Дональда Трампа в период его предвыборной кампании действительно допустили, тоже. Интрига в том, насколько об этом был осведомлен сам действующий президент США. Если он был в курсе и сознательно пытался заручиться поддержкой Москвы, то это уже может стать основанием для импичмента. А если такой персонаж, как Флинн, пардон, «запел»…то он вполне может претендовать на ту же роль в «Рашенгейте», что и Марк Фелт, вошедший в историю «Уотергейта» под псевдонимом «Глубокая глотка» — автор сенсационных утечек и и показаний, которые и решили судьбу Ричарда Никсона.

К тому же это не единственная плохая новость для Дональда Трампа за последнее время. Как раз накануне саммита «двадцатки» в аргентинском Буэнос-Айресе в США обсуждали весьма болезненную для Белого дома «утечку»: личный юрист Трампа Майкл Коэн вел переговоры о возведении в Москве башни компании Trump Organization гораздо позднее, чем он первоначально сообщил Конгрессу. Вначале он уверял, что эти переговоры шли в  январе 2016 года, до начала «праймериз» (первичных выборов) в США, пока еще Трамп был просто успешным предпринимателем. Теперь же выяснилось, что переговоры пришлись на лето, когда предвыборная борьба уже была в самом разгаре. А это уже повод обвинять Трампа в финансовых связях с иностранным государством, да еще не с союзником США и не с какой-нибудь островной офшорной «малюткой». а с Россией. Причем связях довольно близких и, как бы это повежливее, с изрядным «душком». Роскошный пентхаус в этой башне планировали подарить ни много ни мало Владимиру Путину, идею пытались обговорить с пресс-секретарем Путина Дмитрием Песковым, который теперь все отрицает. А тем временем во лжи обвиняют еще одного ключевого свидетеля — бывшего главу предвыборного штаба Трампа Пола Манафорта. Он уже заключал сделку со следствием, но, как оказалось, лгал людям Мюллера. О чем он расскажет следствию со второй попытки, можно только догадываться. И тем более туманными остаются возможные политические результаты «Рашагейта». Причем дело не только и, возможно, не столько в судьбе Трампа.

Здесь нужен еще один экскурс в историю — на сей раз уже не «Уотергейта», а «маккартизма», пресловутой «охоты на ведьм» и «комиссий по расследованию антиамериканской деятельности». Как известно, началась эта малопривлекательная кампания с выступления малоизвестного сенатора-республиканца от штата Висконсин Джозефа Маккарти, который заявил, будто бы в Госдепе США число коммунистов достигло 205 человек. Сегодня слово «маккартизм» по понятным причинам употребляется в сугубо негативном смысле, но многие эксперты признают: если бы Маккарти не было, его следовало бы выдумать. Со времен встречи на Эльбе и антигитлеровской коалиции прошло всего-то пять лет, но прежний союз уже сменился «холодной войной», а шпионский скандал вокруг советской агентуры в американском сверхсекретном ядерном центре Лос-Аламос оказался настоящим потрясением: советская агентура проникла в святая святых. И эту агентуру принялись «вычищать». СССР стремительно превращался во врага, а значит, в американской элите уже не было места для тех, кто за годы второй мировой войны привык считать Москву союзником.

Теперь мир переживает похожую «смену политических ориентиров». Еще недавно здесь царила «эйфория Горби», затем — эпоха «друга Бориса», «друга Ширака» и «друга Билла», Москва воспринималась партнером, с ней стремительно расширяли сотрудничество…Но теперь Кремль не только захватывает Крым и бомбит сирийскую оппозицию — Москва вмешивается в американские выборы, устраивает кибератаки и пытается создать «сеть влияния» в американской элите. Где действительно немало тех, кто уже привык считать Россию другом и искренне верит, что прежние отношения можно вернуть. А это значит, что нынешний «Рашагейт» точно так же, как «атомный шпионаж» после второй мировой войны, может сыграть роль детонатора «маккартизма 2.0».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az

Şərh yoxdur

XƏBƏR LENTİ

17 Dekabr 2018

BÜTÜN XƏBƏRLƏR